Ken Jordan (The Crystal Method): Компьютер – это музыкальный инструмент

Крис Халаби

Я твёрдо верю, что технология становится музыкальным инструментом в реках творческого человека, который адаптирует её, расширяет границы и делает захватывающую музыку, которую по другому уже и нельзя сделать. Когда это происходит, другие творческие личности тоже привлекают эту технологию, чтобы попробовать повторить то, что получилось у пионеров. В конце концов, чем бы были орган без И.С. Баха или электрогитара без Лес Пола и Джимми Хендрикса?

Хотя компьютер теперь это одна из основных и общеизвестных технологий для записи музыки, но с точки зрения музыкальной выразительности мы, по большой части, видим только лишь вершину айсберга. Стоит сказать, что появляется всё больше и больше музыки, которую уже нельзя сделать другими средствами. Но, в отличие от трёх вышеупомянутых личностей, виртуозность этой музыки в основном заключается в подготовительном процессе, а не в исполнении как таковом.

The Crystal Method начали свою деятельность на поприще электронной музыки в начале 90-х. Эта группа состоит из двух человек – Кена Джордана (Ken Jordan) и Скотта Кирклэнда (Scott Kirkland). До создания группы, Скотт развивал свой стиль, работая в продуктовом магазине, а Кен был DJ в одном из клубов Лас-Вегаса и музыкальным директором радиостанции колледжа UNLV. Кен учил Скотта премудростям ди-джеинга, и когда он переехал в Лос-Анджелес, чтобы работать продюсером, Скотт занял его место за вертушками в местном клубе. Через некоторое время, Скотт последовал за Кеном в Лос-Анджелес, где в 1993 году они и сформировали дуэт The Crystal Method.

Сначала их основными инструментами были реальные синтезаторы и сэмплеры, а компьютер использовался просто как магнитофон. Но со временем, с появлением нового ПО, они поменяли не только способ работы, но и музыку, которую придумывали.

Я с радостью воспользовался шансом поговорить с ними, потому что эта группа воплощает в себе и креативность, и технологичность. Слушая их музыку, разве Вам не хочется выяснить, как они это делают!?


Вы из Лас-Вегаса. Вы выросли там?

Да. Я родился там. Мы оба выросли здесь и потом переехали в Лос-Анджелес в начале 90-х.

Вегас далеко не музыкальная Мекка, типа Мемфиса или Детройта. И вообще, это не то место, где рождаются музыкальные стили…

Точно. Не было никакого стиля или культуры в Лас-Вегасе. Это время сильно отличалось от того, что теперь. Когда мы там росли, Вегас старался угодить пенсионерам. Фрэнк Синатра всё ещё был там. Это было до того, как они стали ориентироваться на «семью» и, в конечном счёте, на «взрослую молодежь». Не было заведений для исполнения оригинальной живой музыки, не было возможности выжить группам, исполняющим оригинальную музыку. Были только лаунж и кавер-группы. Единственная хорошая вещь, которая у нас была в те времена – это радиостанция колледжа.

Первый сетап Crystal Method в Лас-Вегасе. 

Ты играл в каких-нибудь подобных группах?

Нет, у меня не было никаких стремлений играть в группе. Я работал музыкальным и программным директором на KUNV (радиостанция, принадлежавшая колледжу). Некоторые местные группы просили меня поучаствовать в студийной записи, потому что им нравился мой музыкальный вкус. И когда я первый раз попал в студию, то сразу понял, что это как раз та вещь, чем я хочу заниматься.

В университете была своя студия звукозаписи, и у них были некоторые занятия на эту тему, но не было никаких специализированных курсов. Поэтому я изучил все факультативные программы, получил степень (в области коммуникаций) и уехал в LA.

Что за музыку ты играл в своём радиошоу?

В Вегасе не было ничего похожего на Live 105 или KROQ как в Лос-Анджелесе. Мы крутили типичный college rock 80-х, типа REM и им подобных. Также было много музыки таких групп, как New Order, Depeche Mode и Public Enemy. И разные ультрасовременные вещи. Мы были единственным рупором для этой музыки. Это была мощная станция, и её можно было хорошо слышать по всему городу. Поэтому, у нас был хорошая аудитория радиослушателей.

У Вас есть хотя бы формальное музыкальное образование игры на традиционных инструментах?

Когда я был ребёнком, то несколько семестров занимался на пианино. Но я ужасный пианист. Я довольно неплохой клавишник и приличный гитарист, но вообще, я не очень хороший музыкант. А Скотт музыкант. 

Работа в студии.

В той музыке, что Вы делаете, есть этакая совершенно не сценическая виртуозность. Как Вы вообще исполняете её вживую?

Это интересный вопрос. Когда мы начинали, ещё до первого нашего живого шоу, мы понасочиняли всех этих рейвов и прочих вещей, и потом слушали исполнение и говорили: «Чувак, а где же тут играть?» Мы были бы как парни, просто стоящие сзади нашего оборудования. В наших первых шоу мы пробовали сыграть так хорошо, как могли с подобным стилем музыки. Таким образом, мы делаем специальные «живые» версии всех наших треков, чтобы самостоятельно играть все ключевые партии… Так, по крайней мере, всему этому можно дать хоть какой-то элемент живой игры.

С какого оборудования Вы начинали?

Первые наши клавиши были Ensoniq Mirage и Ensoniq ESQ-1. Это было самым дешёвым из того, что ты мог приобрести. ESQ-1 был реально хорош. Это мультитембральный инструмент, неплохо работающий с секвенсором. Mirage же был просто полным куском дерьма. Мой партнёр, Скотт, заставил родителей потратить больше денег и получил Emu Emax. Он был, кажется, 13-битным…

В те времена они были довольно дороги…

Все три стоили дорого. Mirage стоил $1000, может $1600 или около того. Но разница была просто невероятная. То, что Вы сэмплировали в Emax, звучало так, как и должно. А вот Mirage играл совершенно не то, что в него записывали. Я думаю, он был бы хорош для создания разных интересных звуков, но не для воспроизведения сэмплов.

У Скотта также был Roland D-50, но у нас не было компьютера. Вместо него мы пользовались 8-дорожечным секвенсором производства Alesis. Я думаю, он назывался MMT-8. И выглядел он точно также, как и их драм-машина.

Вы знаете, наш первый альбом "Vegas"… Мы скомбинировали всё оборудование (и наше, студийное) в маленькой мини-студии в Вегасе. На этом альбоме у нас было семь цифровых треков, семь треков, записанных одновременно. Один использовался для синхронизации, и вместе записанными дорожками играло ещё тридцать MIDI-треков. По возможности я пытался делать баунсинг каналов, но Вы знаете, как тогда дорого стоили устройства хранения информации? Я помню, что когда приобрёл дисковый накопитель ёмкостью 44 МБ, то подумал: «Вау, это такой большой накопитель, мне никогда не понадобится больше».

Живое выступление...

Что за грув-синтезатор играет в "Trip Like I Do"? 

Это Yamaha CS40. У нас также был и этот инструмент.

 Вы берёте его на гастроли? 

У нас есть друг, чудесный музыкант Jon Brion. У него наш CS80. Но у нас есть Yamaha CS40, и мы «разжигаем» его, так что этот звук всё ещё там.

У Вас много совместных проектов, но, как я вижу, в основном только с певцами. Вы вообще сотрудничали с какими-то музыкантами?

Да, мы работали с Томом Морелло из Rage Against the Machine. Он ещё не выступал с нами живьём, но мы работаем над тем, чтобы привлечь его следующим летом. Это было бы круто. А на сцене, конечно, у нас в основном только певцы.

Когда Вы начали пользоваться компьютером?

В нашей студии в LA всё завязано на  Pro Tools, но мы также используем и Ableton Live. Мы много работаем дома на ноутбуках, и подготавливаем миксы для радиошоу и прочих вещей в Ableton. Но когда проект близок к завершению, мы передаём его в Pro Tools для финальной обработки.

Какие аппаратные контроллеры Вы используете?

Мы пользуемся Novation SL MK II. У неё 25 клавиш и она нам по-настоящему нравится. Но купили мы её из-за… Я думаю, это реально хороший контроллер, но основная причина покупки – это функция Automap. Несколько месяцев назад мы не знали, что это, и сейчас ей реально наслаждаемся.

Как Вы теперь делаете свои биты?

В каждом нашем треке мы используем программу FXpansion Geist. Независимо от того, в какой из DAW мы начинаем делать трек, Geist присутствует там в изрядном количестве. Это любимая новая вещь моего партнёра. Она так бесконечно глубока, и в ней можно сделать столько всего разного.

Не тяжело ли изучать новые программы, особенно такие глубокие, как Geist? 

Всё тяжело. Но я не хочу думать об этой тяжести, ибо в противном случае это действительно задавит.

Я думаю, что Geist лучше всего работает в автономном виде, но мы обычно используем его в виде плагина. Впрочем, иногда можем запустить его и в standalone-режиме. Главным образом, мы делаем в нём биты, хотя и не только.

Вы управляете им при помощи какого-то устройства?

В основном, мы просто рисуем мышкой.

При создании битов Вы пользуетесь какими-нибудь необычными методиками?

Да, одна вещь, которую мы делали в последнее время, не совсем обычна, хотя и очень стара. Мне не нравится синхронизация по MIDI Clock. Это похоже, как если б Вы говорили «Здесь удар, здесь удар, здесь удар…». Короче говоря, что типа перезапуска клока на каждом бите (Кен считает, что MIDI-тайминг плывёт). Но поскольку у нас много старого аналогового оборудования, я придумал одну вещь. Я делаю в Pro Tools три клик-трека: один с восьмыми, один с шестнадцатыми и один с четвертями. Потом посылаем их на входы синхронизации (clock input) синтезаторов, и затем пользуемся функциями CV/Gate. Точность клока такова, что Вы вряд ли что-то подобное слышали. Это настолько правильно, что мы просто напрямую записываем аудио и редактируем его позже.

Кода Вы работаете с виртуальными синтезаторами, то самостоятельно с нуля делаете звуки или пользуетесь готовыми пэтчами с последующими усовершенствованиями?

С таким семейством плагинов, как DCAM (также от FXpansion), очень легко делать свои собственные пэтчи. Обычно, мы начинаем с одного из пэтчей и работаем от него. Но если потребуется, не составит труда радикально изменить звуки.

Учитывая число виртуальных синтезаторов, что есть сегодня на рынке, и то, что у Вас полно настоящего аналогового оборудования, с чего Вы начинаете работать, когда появляются идеи?

У нас есть некоторый основной набор синтезаторов, звучание которых мы реально любим. Я не знаю ни одного виртуального синтезатора, что б по-настоящему воспроизводил звук перегруженного фильтра или давал настоящие низкие частоты.

И что это за «основные» синтезаторы? 

Мы много используем Memorymoog, Jupiter 6, Jupiter 8. У нас никогда не было Roland 303, но зато у нас есть другой аналоговый ритм-бокс, который называется Future Retro 777. Ему 10 лет и он великолепен. У нас ещё есть Roland SH 101, который тоже звучит прекрасно.

Стоит сказать, что у нас также есть много всякого другого оборудования, которое работает не очень хорошо. Всякий раз, когда мы пытаемся подсоединить его, что-то идёт неправильно. Поэтому, надо куда-то отсылать его, тратить кучу денег, и когда оно возвращается из ремонта, то всё равно не хочет толком функционировать. В  этом отношении, плагины работают намного лучше старых аппаратов. Определённо. 

«Главное оружие»

Если бы тебе пришлось назвать трёх исполнителей, музыкой которых ты реально наслаждаешься, и при этом они будут работать в другом жанре, то кого бы ты упомянул?

Мне нравится Muse. Я видел этих парней на Coachella. Я люблю их музыку и их записи. Они играли просто совершенно, при этом бегая и подпрыгивая в воздух. Это просто выносило мне мозг. Кого я ещё реально люблю? Мне нравится старый Стиви Уондер, настоящий Стиви Уондер 70-х. И ещё один исполнитель, который уже ближе к нашему жанру – это Massive Attack. Я люблю Massive Attack.

А если тебе надо выбрать близких по стилю исполнителей?

Мне реально нравится Wolfgang Gartner из Central Coast (California), где, по большей части, и выросли мои родители. И другой парень, я даже не знаю, откуда он. Это Dyro. И, ух… кто ещё сейчас крут? Эти не сказать, что новички, но они делают отличные вещи. Это Far Too Loud.

Перевод подготовил Бережной Вячеслав
www.unisonrecords.org


Загрузка беседы