Art Sayecki-Десять лучших советов для превосходного звука - Часть 6

ГЛАВА №10: Консультации с мастеринг – инженером в процессе сведения

G-Man: Важно ли контактировать с мастеринг - инженером до того, как закончено сведение?

Art Sayecki: Создание хита, по сути, командный спорт. Чем больше совместных действий и сотрудничества между талантливыми людьми на проекте, тем лучше Ваши возможности для успеха. Иногда, Вы можете услышать истории о том, как трудно ворваться в музыкальный бизнес… Да, это верно, и не потому, что люди в бизнесе скупы (по крайней мере не все из них), а потому, что качество имеет значение. Большие доллары под угрозой, карьера может рухнуть из-за неправильных выборов и действий, и таким образом, они имеют тенденцию работать только с людьми, которых знают и которым доверяют. То же самое относится и к мастерингу: если у Вас нет доверенной мастеринг - лаборатории, с которой Вам нравится работать, то пойдите и обязательно найдите её.

G-Man: Часть сетевого процесса?

Art Sayecki: Точно. Построение сильной профессиональной сети может занять несколько месяцев, а то и больше, но, по моему мнению, так Вы будете потом более обеспечены для длительного забега. И ищите людей, которые умны, но скромны и не боятся конструктивной критики.

G-Man: Эй, что Вы говорите?

Art Sayecki: Да, я знаю, иногда кажется, что в музыкальном бизнесе нет таких людей. Будьте оптимистом, некоторые всё–таки есть.

G-Man: Добавление мастеринг – инженера к команде может показаться странным.

Art Sayecki: Большинство артистов понимает, что если Вы вовлечёте великого продюсера в свой процесс сочинения песни, то Вы сможете извлечь выгоду из этого в понятиях структуры песни, мелодии или лирики. Но они не понимают, что вовлечение мастеринг - инженера в процесс сведения может иметь подобный положительный эффект.

G-Man: Аргументируйте.

Art Sayecki: Да, я знаю. Здесь под угрозой Эго. Делающие запись инженеры не любят, когда их поправляют или говорят им что делать. Но Вы, как раз таки тот артист, кто должен заплатить цену и затем жить с конечным продуктом. Так будьте непредвзятыми и самоутверждайтесь. Покончите с ортодоксальностью и самодовольством. Не бойтесь попотеть для достижения бескомпромиссного звука. Если Вы станете статистической величиной и сделаете то, что делают все остальные, то Вы закончите свой творческий путь только с одним выпущенным компакт-диском, который будет довольно посредственен. Это будет Ваш последний диск, потому что дело обстоит именно так с большинством инди - проектов. Часть самой великой музыки в мире похоронена на кладбище плохих релизов.

G-Man: Хорошо, я - продюсер, и мне нравится Ваш совет. Но для некоторых людей …

Art Sayecki: Обычно продюсер работает с артистом и со звукоинженером в процессе записи треков, но не слишком распространено, когда инженер микширования работает совместно с мастеринг - инженером. Я знаю. Есть раздутые Эго огромного размера, и гордость ослепляет. Но всё равно это должно быть сделано. Я не дал бы Вам этот совет, если бы до того, как заняться мастерингом, я не провел 15 лет в роли продюсера и микс – инженера. Я учился на своих ошибках…

G-Man: И как это работает?

Art Sayecki: Мой совет очень прост. Когда Вы получили первичные готовые миксы, пригласите опытного мастеринг – инженера и попросите проконсультировать Вас. В большинстве случаев потребуются только один или два часа, чтобы сообщить подробности по каждой песне на компакт-диске. Таким образом, Вы потратите 75-150$ для этого обслуживания, но оно может спасти Вас от лишних горестей и денежных потерь позже.

G-Man: Вы говорите, что это спасёт от многих проблем, с которыми обычно сталкиваются на музыкальных треках?

Art Sayecki: Вы можете избежать большинства проблем, описанных выше, и многих других, не упомянутых здесь, если последуете за этим простым рецептом. И всякий раз, когда Вы вовлекаете вторую пару опытных ушей чтобы получить новое мнение о Вашем миксе, у Вас есть дополнительный шанс установить кое-что, что Вы, возможно, пропустили, потому что Вы слишком вовлечены в свою работу.

G-Man: Это означает, что Art Mastering расширяет свой бизнес.

Art Sayecki: Артисты, продюсеры и микс - инженеры, которые использовали наши консультационные услуги, всегда возвращаются к нам опять, потому что они оценивают те дополнительные горизонты, которые возникают при работе с нами. Всякий раз, когда я приглашен послушать сессию, я не критикую, я только поддерживаю, и мой приход является полностью конфиденциальным.

+++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++

Часть 4: Заключительные шаги

Плагины, динамические процессоры и компрессоры, максимайзеры и так называемый «домашний мастеринг» - вот часть звукового пейзажа, с которым имеет дело Art Sayecki. В заключение этого интервью остановимся на этом, включая спорное понятие, названное «artmastering».

Бонусная ГЛАВА №1: Плагины, компрессоры, ревербераторы, максимайзеры

G-Man: Что случается, когда хорошо отмастерённый материал встречается с плохо обработанным?

Art Sayecki: Я был недавно приглашен на семинар песенников в Лос-Анджелесе, где также были и издатели. Во время семинара я заметил, что демо - записи, к которым был применён мастеринг, чаще получали предпочтение издателей, даже при том, что в большинстве случаев это предпочтение не было полностью осознанным.

G-Man: Кто-нибудь упоминал, что мастеринг этому причина?

Art Sayecki: Нет, им просто понравились определенные песни, потому что они звучали лучше. Я думал, что песенное качество будет более важным, но это пошло не тем путем.

G-Man: Хорошие песни пропускались?

Art Sayecki: Несколько превосходных песен, которые были представлены как голос в сопровождении фортепьяно, были практически полностью проигнорированы по сравнению с теми, которые имели сочные инструментальные аранжировки и были профессионально записаны и отмастерены. Причём, с песенной точки зрения, они не были особенно сильны.

G-Man: Вы противостояли им?

Art Sayecki: Когда я спросил нескольких издателей о звуковом качестве представленного материала, они ответили, что конкурентоспособность трека очень важна для них и что намного легче продвинуть профессионально звучащий демонстрационный пример, чем трек только лишь с голосом и фортепьяно.

G-Man: И это в том месте, где песенное качество должно было бы играть ключевую роль…

Art Sayecki: Фактически, это были запись, производство и мастеринг, которые шли впереди.

G-Man: Вы знаете, что некоторые люди пытаются делать мастеринг дома.

Art Sayecki: Если по любым причинам Вы решаете мастерить сами, то вот несколько подсказок для Вас. Прежде всего, используйте свои уши.

G-Man: Угу, хорошо.

Art Sayecki: Да я знаю, что это кажется немного тривиальным, но это действительно так. Раз за разом я вижу артистов, которые купились на внешнюю мишуру, а не на фактический звук плагинов. Есть бесчисленное множество прекрасно выглядящих плагинов, завлекающих пользователей удивительными перспективами, но имеющих, в итоге, ужасный звук.

G-Man: Забудьте фасад и сосредоточьтесь на звуке.

Art Sayecki: Точно. Сделайте запись нескольких различных версий с различными плагинами, дайте послушать их людям, получите их мнения, и затем примите Ваше заключительное решение. Все, в чём Вы действительно нуждаетесь - это горстка хороших плагинов, но научитесь с ними работать до того, как Вы фактически примените их к своим миксам.

G-Man: С обработкой любого вида легко перестараться.

Art Sayecki: Обычно, чем меньше обработки, тем лучше. Чем больше плагинов, которые Вы используете в цепи сигнала, тем больше возможностей, что Ваш микс станет грязным, резким и неприятным. Имейте в виду, что искажение, введенное каким-то плагином, может увеличиться следующим за ним. Порядок, в котором Вы применяете плагины, может иметь большое значение. Например, скорее всего Вы получите разный звук в зависимости от того, применяете ли Вы эквалайзер до компрессора или после. Выберите то, что нравится Вашим ушам.

G-Man: Что относительно компрессии?

Art Sayecki: Будьте разумны с компрессией. Большинство миксов, произведенных на цифровых автоматизированных рабочих станциях, чрезмерно компрессированы. Чрезмерная компрессия маскирует звуковые детали и делает звук неестественным. Сужение динамического диапазона может быть выгодным, если Вы пытаетесь достигнуть стремительного звукового воздействия, но это может быть очень утомляюще при более долгом прослушивании. Попытайтесь найти правильный баланс. Слушайте свои любимые записи и пытайтесь подражать их звуку.

G-Man: Чем больше полос компрессии, тем лучше?

Art Sayecki: Не стесняйтесь экспериментировать с многополосными компрессорами, очень часто они оказываются более полезными, чем однополосные. Если Вы должны только лишь скомпрессировать басы, и нет никакой потребности применять её на электрические гитары или вокалы, то выберите соответствующий частотный диапазон и отношение (ratio) и скомпрессируйте только его.

G-Man: Что о реверберации?

Art Sayecki: Реверберация очень редко применяется во время мастеринга. Я почти никогда не добавляю её, если клиент определенно не просит этого.

G-Man: Но иногда это необходимо и нет никакого времени, чтобы опять возвращаться к сведению.

Art Sayecki: Если Вы должны добавить реверберацию во время мастеринга, то тогда выбирайте самый прозрачный алгоритм. «Толстые» ревербераторы обычно добавляют грязь.

G-Man: Может сначала обработать его эквалайзером?

Art Sayecki: Конечно, Вы можете также рассмотреть эквайлизацию сигнала, который Вы посылаете в плагин - ревербератор, чтобы подчеркнуть, уменьшить или даже удалить определенные частотные диапазоны. Так Вы будете иметь больше контроля над характером реверберации, и Вы сможете применить это выборочно к частотному диапазону, который действительно нуждается в этом.

G-Man: Что относительно максимайзеров? Я использую один на коммерческих радиопередачах, если нет времени или бюджета, чтобы нанять Вас. Но что по поводу песен?

Art Sayecki: В процессе домашнего мастеринга максимайзеры могут использоваться, чтобы повысить полную громкость трека, однако они могут также добавить грязь и заставить Ваши низкие частоты казаться «мокрыми». Снова доверяйте своим ушам. Попробуйте несколько параметров настройки и выберите тот, который даёт Вам максимальную громкость и самый приятный звук.

G-Man: Некоторые люди говорят, что это - просто вопрос компрессии.

Art Sayecki: Некоторые алгоритмы максимайзеров получены из алгоритмов компрессоров или лимитеров, и иногда ими можно заменить максимайзер. Сделайте варианты микса с максимайзером, компрессором или лимитером и выберите тот, который кажется лучшим. Мне лично нравится повышать низкие частоты эквалайзером до того, как я решу применять компрессор или максимайзер. Плагины - максимайзеры также уменьшают Ваш динамический диапазон, и если Вы зайдёте слишком далеко, то Ваш микс будет казаться уродливым, сжатым и маленьким.

G-Man: Есть также плагины, которые делают все виды других вещей.

Art Sayecki: В зависимости от Ваших индивидуальных потребностей, Вы можете применять и другие плагины, например, удалить шум или увеличить / расширить стереобазу.

G-Man: Но чем меньше плагинов Вы используете …

Art Sayecki: …тем больше у Вас возможностей для получения чистого мастера. Каждый плагин изменяет звук. Некоторые плагины, причём даже в режиме обхода, могут изменить Ваш звук. Такое не должно происходить, но тем не менее случается, потому что некоторые компании больше заинтересованы в зарабатывании быстрых долларов, чем в создании продукта хорошего качества.

Бонусная ГЛАВА №2: “Artmastering” и более…

G-Man: Я должен спросить Вас о понятии "artmastering". Вы выдумали этот термин, чтобы описать подход к мастерингу, который, по моему мнению, является одним из наиболее интересных событий в искусстве звукозаписи. Не только потому, что это открывает новые художественные возможности, но также и потому, что это очень раскрепощает в понятиях создания записей. Как всё это появилось?

Art Sayecki: Вернёмся назад. В феврале 1999 года моя компания начала экспериментировать со стем–мастерингом и другими, довольно неортодоксальными подходами, чтобы улучшить звук миксов, сделанных на входящих в моду цифровых автоматизированных рабочих станциях (DAW). Мы заметили всё увеличивающиеся число резких и неприятно звучащих миксов, которые довольно трудно было мастерить. Это происходило из-за использования цифровых плагинов, которые тогда были весьма технологически примитивны, а также, из-за одинаково неразвитых цифровых аппаратных средств. Это мрачное цифровое средневековье, совместно с другими известными проблемами традиционной записи, зажгло в нас несколько оригинальных мыслей.

G-Man: Так, и какие шаги Вы делали в развитии нового подхода к мастерингу компакт-дисков?

Art Sayecki: Мы начали проверять каждый плагин, который попадал нам в руки, и сравнивали его с нашими аналоговыми устройствами. Мы стремились узнать их недостатки, и затем пытались противодействовать им, «расширяя» и смягчая звук, уменьшали цифровую резкость, используя наше, специально спроектированное мастеринговое оборудование. Мы также пытались делать это со стем-миксами, обрабатывая звуки по раздельности. Мы назвали это стем-мастеринг (или "стем-микс-мастеринг"). Стем-миксинг не был ничем новым, первоначально я услышал о нём, когда вошел в звуковое производство в семидесятых, но мы были возможно первыми, кто начал использовать это как одну из техник при проведении мастеринговых работ. Это было всё очень круто, но мы всё-таки чувствовали, что было кое-что без вести пропавшее и что художественное выражение порабощалось техническим мышлением.

G-Man: И это привело Вас к artmastering’у?

Art Sayecki: Да. Однажды в феврале 2000 года, я выключил большую часть своего оборудования, и притворился, что я забыл всё, что знал о мастеринге, и задал себе фундаментальный вопрос: “А чего каждый артист действительно хочет достигнуть со своей музыкой?” И ответ на этот ключевой вопрос был весьма разоблачающим. Меня поразило, что это вовсе не великолепная частотная характеристика или отношение сигнал / шум; это даже не «большой» звук, хотя, конечно, он тоже является долгожданным. В действительности, артисты хотят оказать эмоциональное влияние на слушателей. Они хотят выразить свои мысли, надежды, эмоции и найти способ общаться с аудиторией на художественном, эмоциональном уровне. Таким образом, я назвал этот новый подход “artmastering”, чтобы подчеркнуть, что он сосредотачивается на художественном содержании музыки, а не на техническом аспекте процесса.

G-Man: Это имеет смысл. Когда я беру свою гитару и начинаю писать новую песню, я не думаю о технологии - разве что о том, куда записать звук.

Art Sayecki: Так и есть. Что действительно важно, так это как создать и представить новую художественную выразительность. Конечно, качество Вашего звука важно, но это всё вторично. Во время процесса artmastering’а артист и инженер вместе исследуют художественные аспекты звукового материала, и разрабатывают метод, процесс или технологию, чтобы достигнуть необходимых художественных целей.

G-Man: Что делает artmastering по сравнению с традиционным мастерингом?

Art Sayecki: Точно так же, как и в традиционном мастеринге, artmastering пытается достигнуть наилучших звуковых результатов, но не на основе некоторых сухих и бесчувственных технических спецификаций, а на основе художественного, эмоционального смысла. Кого действительно волнует, какая там частотная характеристика или соотношение сигнал / шум, если музыка великолепно звучит. Это не означает, что инженеры, проповедующие artmastering, не обращают внимание на звуковое качество. Наоборот, мы любим превосходный звук так, как никто другой, но мы не связаны или ограничены традиционными догмами звукового качества.

G-Man: Вы можете дать нам пример?

Art Sayecki: Во время artmastering’а акустическая джазовая запись может получить своё сияние, применяя только самую тонкую и акустически прозрачную обработку сигнала, в то время как гранж – роковый трек может в некоторых случаях извлечь выгоду из брутально резкого и даже искаженного звука, который может усилить аспекты исполнения и окажет самое большое влияние на слушателя.

G-Man: Так действительно нет никаких пределов относительно того, как далеко Вы можете пойти?

Art Sayecki: С разрешения и с помощью артиста я могу использовать любое оборудование или необходимую технику. Я могу деликатно или радикально изменить звук записи, и в небольшом количестве крайних случаев могу изменить темп, тональность или даже природу или содержание композиции, чтобы получить максимальное эмоциональное воздействие на слушателя.

G-Man: Почему кому-то может захотеться сделать это в мастеринговой студии, а не в студии записи?

Art Sayecki: Есть много причин. Например, Вы, как художник, после окончания записи можете получить новое понимание своей работы. Вы можете найти новые измерения своей работы, которые Вы даже не понимали и не знали о их существовании. Поэтому, возвращение в студию записи означало бы, что Вам придётся начинать всё заново и на пустом месте. Это слишком долго и нудно, и зачастую непроизводительно, потому что тот же самый, или еще более интересный результат может быть достигнут в мастеринговой студии с artmastering’ом. Скажем, Вы хотите дать своей песне более тяжелую или более прозрачную звуковую структуру, а вершиной всего является изменение темпа и тональности припевов в Вашей песне. Нет никакой потребности возвращаться в студию записи и делать перезапись, пересведение и затем повторно мастерить весь материал. Это будет стоить Вам тысячи долларов и займёт много времени, в то время как мне на это потребуется только несколько часов, с тем же самым или возможно еще более интересным результатом.

G-Man: Похоже, что это - предмет для целой книги.

Art Sayecki: Да, действительно. Теперь, когда Вы упомянули это, я предполагаю, что должен буду написать одну (смеётся).

G-Man: Ваши последние слова?

Art Sayecki: Ваши уши - самый важный аспект процесса, так обучайте их, сравнивая и слушая различные варианты программного обеспечения и оборудования. И хорошенько заботьтесь о них. Большинство артистов любят громкую музыку, особенно - если это их собственная музыка. Громкие миксы могут повредить Ваш слух, особенно в высокочастотном диапазоне, и способом, который Вы не будете даже замечать. Так, когда Вы начнёте кровоточить, это может быть признак, что Вы нашли способ, как сообщить себе что слушаете несколько громко.

G-Man: Вы знаете меня, в клубах я ношу затычки для ушей, но время от времени заманчиво взорвать трек.

Art Sayecki: Я люблю иногда включать погромче, но для музыканта слух - возможно самый ценный актив, который не каждый может позволить себе потерять. В студии я немного убираю громкость, а во время концертов и репетиций я использую специальные затычки для ушей, которые позволяют мне слышать весь частотный диапазон, но на более низком уровне. И даже при том, что они не дёшевы, это определённо дешевле, чем та ценность, которая находится в моих ушах. Это очень походит на защитный шлем, который Вы надеваете при поездках на мотоцикле. Воткните, наболтайте на всю и весело проведите время.

G-Man: Спасибо за это интервью и за Ваши советы.

Art Sayecki: Спасибо, G-Man, за то, что потратили время. Я люблю читать Ваши статьи. Вы предприняли большие усилия, чтобы помочь музыкальному сообществу, и я уважаю это. Я пытаюсь внести и свой вклад. Я люблю работать с артистами и слушать новую музыку. Это - самая большая часть моей работы, и я действительно рад, что могу немного поделиться своим опытом. Таким образом, мы можем вместе делать самую лучшую музыку.

ПРЕДЫДУЩАЯ ЧАСТЬ: http://www.unisonrecords.org/содержание/статьи/мастеринг/Art-Sayecki-Десять-лучших-советов-для-превосходного-звука-Часть-5


Загрузка беседы