Деклан Гэффни - U2 «No Line On The Horizon»

Секреты микс-инженеров: Деклан Гэффни
U2 : «No Line On The Horizon»

Процесс записи нового альбома U2 «No Line On The Horizon» проходил очень спонтанно. Звукоинженер Declan Gaffney был призван для того, чтобы создать порядок из этого кажущегося хаоса.

Как говорят, Джими Хендрикс был одним из первых артистов, чей творческий процесс вовлекал наличие магнитофона, постоянно включенного в студии. Это растянутый во времени способ работы, включающий в себя бесконечное переслушивание записанного материала в поисках настоящих жемчужин. U2 находятся среди современных сторонников этого метода. Конечно, они используют более сложные и дорогие технологии, и их подход является более экспансивным и грандиозным, чем об этом только мог мечтать Джими. Фактически, этот процесс является настолько запутанным и бесконечным, что гитарист Эдж (The Edge) недавно пошутил, что альбомы U2 «не становятся законченными, они просто выпускаются».

Последний «незаконченный» релиз группы – «No Line On The Horizon» - стал результатом сессий, длившихся почти два года. Они начались в июне 2007 года в Фесе (Марокко), затем продолжились в резиденции Эджа на юге Франции. Потом работа продолжалась в студии Hanover Quay в Дублине (студия принадлежит группе). Затем парни переехали в Platinum Sound Studios (Нью-Йорк). И, наконец, всё закончилось в Olympic Studios в Лондоне (конец 2008 – начало 2009 года). Это вовлекало привычный для U2 процесс сочинения, записи, редактирования и сведения, который сопровождался непрерывным пере-сочинением, пере-записью, пере-редактированием и пере-сведением. Причём, всё это происходило в любом возможном порядке и часто одновременно. По крайней мере, 20 человек было задействовано в помощь группе, включая отряд звуко- и микс-инженеров, ассистентов, студийных техников и, конечно, продюсеров Даниэля Лануа (Daniel Lanois)и Брайана Ино (Brian Eno). Кроме того, помощь группе оказывал Стив Лиллиуайт (Steve Lillywhite).

В центре технической стороны вещей находился дублинский звукоинженер Деклан Гэффни (Declan Gaffney). Он осуществил запись трёх песен, свёл «Get On Your Boots» и «White As Snow», участвовал в сведении ещё пяти песен и получил дополнительные технические кредиты для почти всех треков в альбоме. До начала сотрудничества с U2, 27-летний Гэффни преимущественно работал в роли ассистента. В феврале 2008 года его спросили, не хочет ли он работать ассистентом инженера в студии U2 в Дублине. И вскоре его роль стала намного более важной.


Деклан Гэффни (справа) с со-продюсерами Стивом Лиллиуайтом (слева) и Даниэлем Лануа (в центре).


Резиденция U2 в Olympic Studios, Лондон. Здесь проходили заключительные этапы записи «No Line On The Horizon».

Записать всё это

Одна из главных задач Гэффни состояла в том, чтобы помогать записывать всё, что играли музыканты. «Моя работа состояла в том, чтобы управлять многодорожечным цифровым магнитофоном Radar и следить за DAT-рекордером, который включен всё время. Что хорошо в Radar’е – то, что Вы можете очень быстро двинуться от одной песни к следующей. U2 беспрестанно рождают новые идеи, и во время следующего воспроизведения они могут включить микрофон и начать петь или играть на гитаре. С Радаром Вы можете записать все эти вещи на лету, без остановки. Я не мог представить себе подобную работу с использованием Pro Tools, потому что у Вас просто-напросто не будет времени, чтобы создать три новых трека и включить на них запись. Пока Вы сделаете это, новая гитарная или барабанная партия уже может бесследно исчезнуть.

Единственная сложность, возникавшая при работе в этой студии – то, что приходилось вручную делать все коммутации: здесь нет такой вещи, как маршрутизация. Когда сессии перемещаются со скоростью миллион миль в час, можно сойти с ума, занимаясь бесконечной перекоммутацией разъёмов. Ведь группа может внезапно оставить одну песню, и заняться другой. Выходы с микшеров были разделены между Радаром и DAT’ом, и я делал пометки для всего, что записывалось. Иногда Вы получаете прямое указание, типа «Запишите это на DAT и назовите так то и так то». Но большую часть времени Вы должны использовать свою собственную инициативу. Буквально несколько месяцев спустя кто-то может обернуться и сказать: «Мы однажды записали басовую партию наподобие как у Joy Division. Вы можете найти её?» Тогда Вы должны переворошить все свои пометки, чтобы узнать, есть ли там ссылка на басовую партию как у Joy Division. Заодно придётся напрячь и свою память. Это может быть похоже на поиски иголки в стоге сена, но, как ни странно, эта система работает. Ассистент звукоинженера делает пометки абсолютно для всего, независимо от того, насколько незначительными кажутся некоторые вещи. Всё время группа придумывает миллионы идей и всё получает название. После того, как мы перемещали проект в Pro Tools, поля для комментариев также всегда были заполнены информацией. Так что, если спустя три месяца кто-то хотел услышать крюк в таком-то припеве или такой-то дубль, мы могли легко найти его».

Гэффни, должно быть, произвёл впечатление на других членов команды, потому что вскоре он перестал быть «мальчиком при магнитофоне» и приступил к работе как вполне оперившийся звуко- и микс-инженер. Итак, когда в июне 2008 года группа решила переместиться в дом Эджа на юге Франции, они позвали с собой и Гэффни. К этому времени проект был экспортирован в Pro Tools. «Мы хотели держать наш записывающий комплект довольно небольшим – таким образом, у нас было несколько микрофонов, Control 24, Pro Tools и несколько драйвов. Мы могли легко и быстро перемещаться между разными песнями. За исключением Pro Tools, сетапы для разных песен были довольно похожи. Был старый микшер Neve, и его микрофонные предусилители (1091 и 1093) были установлены в рэк. Всё проходило или через них, или через маленький Neve sidecar. Затем – через любые потребные навесные устройства. Мониторинг осуществлялся через два 24-канальных микшера Mackie. Когда мы переместились в Platinum Sound (Нью-Йорк), у нас было намного больше оборудования, с гитарами и усилителями повсюду. Идея была в том, чтобы сводить в Platinum, но группа всё ещё что-то добавляла, дописывала, переставляла, убирала или возвращала назад. Всё это могло происходить прямо во время сведения. Такие вещи продолжались прямо до того момента, когда альбом уже требовалось отдавать на мастеринг. С песнями случалась масса пертурбаций, и в некоторых случаях Вы вряд ли смогли бы признать оригинальные версии». 

Даниэль Лануа объясняет: «Показательный пример – это первый сингл «Get On Your Boots». Эта вещь прибыла от Эджа. С самого начала у него был этот риф, и он был очень вдохновлён им. И мы «служили» ему так хорошо, насколько только могли. Почти весь остальной материал прибыл из сессий в Фесе и во Франции. Всё это было очень ритмичным. Брайан Ино сделал на компьютере много ритмических заготовок. Он транслировал их в наушники Лэрри, и Лэрри импровизировал в тандеме с этими заготовками. Это немедленно принесло нам фантастическое ритмическое пространство и дало возможность записать наши инструменты так, как мы никогда раньше не делали».


Даниэль Лануа в Фесе, где была начата работа над альбомом «No Line On The Horizon».


Эдж и Адам Клэйтон (Adam Clayton) прорабатывают аранжировку (в Фесе).

«Боно поёт просто фантастически, таким образом, у нас была роскошь некоторых великолепных вокальных исполнений – вживую вместе с группой. Самые эмоциональные треки записываются тогда, когда певец в одной комнате с группой. Именно это и имело место на этой записи. Многие эффекты были записаны сразу…Вдохновение движет нас, и потому, это не очень хорошая идея оставлять эффекты на потом. И мы не хотим ждать, пока будет готов микс. Например, я бы сразу применил к гитаре Эджа всё что можно и всё сразу бы записал…И так далее. Он сделал некоторые хорошие слайдовые соло, которые я обработал через разные навесные коробки. Я хотел их сделать захватывающими насколько только возможно».

Раннее начало

«Get On Your Boots» была записана группой в первой половине 2008 года в студии Hanover Quay. Потом, она там же была очень радикально переделана. «Эдж принёс свою версию песни, у которой был риф. Когда группа начала записывать в Дублине её новый вариант, мы записали гитару Эджа, петли Ино, барабаны, бас Адама, гид-вокал, а также наложили клавишные и перкуссию. Некоторые секции были немного длиннее, чем в той версии, что вошла в релиз. Там были эти обширные гитарные соло, из которых Дэн взял некоторые фрагменты и перевернул их задом наперёд. Таким образом, было сделано чередование нормального и реверсированного гитарного звука. Как-то вечером у Эджа родилась идея сделать «прерывистый» барабан под этой гитарой, и мы все решили, что это будет очень круто. Однажды ночью, он добавил также реально крутую гитарную партию, которую назвали «Spirit of punk rock» - это ссылка на персонаж The spirit of jazz из теле-шоу Mighty Boosh.

«Собственно говоря, последнее, что будет добавлено к треку – это ведущий вокал. Поэтому, когда мы были во Франции, Боно очень интенсивно работал над текстами, фразировкой и правильной подачей вокала. Немного расскажу о тех треках, в сведение которых я был вовлечён. «Fez» пришёл от Эджа, который сыграл в Фесе реально кайфовую гитарную партию. Дэнни засэмплировал её, порезал на части и поменял их чередование. Сзади неё был помещён некоторый ритмический элемент. Потом ей занялся Брайан Ино. Он добавил в неё некоторую атмосферу – к примеру, Вы можете услышать марокканский рынок. Брайан, Дэйв Эмери (Dave Emery) и я микшировали её в режиме эстафеты: они начали эту песню, а я закончил к концу проекта. Я и Дэн вместе смикшировали «Cedars Of Lebanon» в Platinum Sound. Это происходило вживую, в одной комнате со всеми. Использовалась консоль SSL серии К. Дэн настаивал на том, чтобы сделать микс в реальном времени. Таким образом, мы не использовали автоматизацию микшера – каждый проход (вариант микса) делали заново на пустом месте. Кроме того, в Platinum мы также смикшировали «Moment Of Surrender» и «Unknown Caller». Потом, в Olympic, мы использовали стемы от этих миксов, чтобы сделать финальные «щипки». Окончательное сведение «Get On Your Boots» было произведено в Olympic Studios. И сделано оно было полностью в «коробке». Когда мы прибыли в Olympic, у нас были эти гигантские консоли SSL. Сначала мы хотели сводить некоторые миксы через них (т.е. из Pro Tools через аналоговый микшер). Но когда мы сравнили миксы, сделанные через пульт, с теми, что были сделаны полностью в виртуальной среде, то решили остаться в «коробке».

Лануа всегда защищал идею микширования в реальном времени. Потому не удивительно, что его две студии (в Лос-Анджелесе и Торонто) построены, соответственно, вокруг пультов Neve 8068 и Midas 4000. Так как он сохраняет этот аспект, работая в коробке? Лануа: «Это трудно, но я нашёл такой способ работать в ней, который позволяет использовать её в интересах моих инстинктов. Я не сижу самостоятельно за монитором, но я работаю с таким инженером, как «могущественный» Деклан. Я говорю ему очень определённые вещи, типа: «Пойди в эту секцию, убери то, вставь это, сделай что-то громче или тише, панорамируй влево или вправо» и т.д. Никаких крошечных шажков – только довольно широкие штрихи. И я работаю в секциях. Когда в одной секции сделаны радикальные шаги, она обычно диктует то, что должно случиться в следующей секции. Потенциальная ловушка при работе в коробке – то, что зачастую изменения являются очень крошечными и отнимают у Вас много времени. Таким образом, я предпочитаю придерживаться философии широких штрихов.

Но, как мне кажется, это работает неплохо. И одно из преимуществ работы в коробке – то, что Вы можете вернуться туда, где были раньше, буквально одним нажатием кнопки».




При обработке бас-гитары использовались следующие плагины: Digidesign Digirack EQ, Cranesong Phoenix Dark Essence (оба вверху) и лимитер Massey L2007 (ниже).  Плагин Sansamp использовался только лишь в нескольких местах – он добавил немного «грязи» в четырёх тактах песни.

«Get On Your Boots»
Авторы:  U2/Bono
Продюсеры:  Brian Eno и Daniel Lanois. Дополнительное продюсирование: Declan Gaffney

Деклан Гэффни: «Микс «Ботинок» развивался в течение довольно долгого времени. Исходный импульс был дан однажды ночью в Дублине, когда Эдж и я записывали гитарную партию «Spirit of punk rock». Мы изменили баланс песни, когда полностью убрали микрофоны всех трёх том-томов. Эдж попросил, чтобы я сбросил микс на компакт-диск. Несколько месяцев спустя, непосредственно перед тем, как мы должны были поехать во Францию, он попросил меня восстановить этот микс. Я сказал ему, что делал его на пульте Mackie, у которого нет функции отзыва (recall), но я попытаюсь восстановить его на основе компакт-диска и своей памяти. Я провёл целый день в Дублине, используя Pro Tools, Icon и много плагинов, чтобы снова получить тот же самый баланс и звук. Я не забываю думать, что «Вещь звучит хорошо, но я могу сделать её ещё лучше». Таким образом, я не только спас микс, но и добавил в него кое-что от себя. Я послал его Эджу, и ему он очень понравился. Мы вместе щипнули некоторые секции, и он дописал другую акустическую гитару, которую Вы можете услышать в припевах».

«После этого, во Франции, Боно записал свои вокалы. Мы не работали с этой песней в Platinum, но иногда я открывал файл и слушал, как она звучит в этой комнате, и делал некоторые щипки. Когда мы были в Olympic, то изменили и добавили некоторые секции. Стив Лиллиуайт работал с другой версией песни, которая была сделана в более рок-н-ролльной струе. Она была действительно хороша, но это не было тем, что искала группа. В окончательной версии (той, что вошла в релиз), была изменена секция «let me in the sound»: группа хотела, чтобы я сделал в ней немного «сумасшедшинки». И однажды ночью, когда я работал с песней и думал, что все ушли по домам, ко мне случайно зашёл Боно и мы вместе поняли, что эта секция не нуждается в никакой волшебной пыли – нужно просто сделать малый барабан и бочку охрененно громкими. Мы сделали также некоторую работу над outro и закончили сведение. Но финальная версия на 90% состояла из того микса, что я сделал самостоятельно ещё в Дублине. Между прочим, в Olympic, мы работали над этой песней полностью в коробке. Когда мы прибыли в Olympic, у нас были эти гигантские консоли SSL. Сначала мы хотели сводить некоторые миксы через них (т.е. из Pro Tools через аналоговый микшер). Но когда мы сравнили миксы, сделанные через пульт, с теми, что были сделаны полностью в виртуальной среде, то решили остаться в «коробке».

«В файле сессии Pro Tools  имеется очень много треков – гораздо больше, чем Вы можете увидеть. В процессе записи возникало очень много идей, и каждая из них занимает отдельную дорожку. Работа с U2 – это эволюционный процесс постоянного сочинения, записи и микширования, и всё в одно и то же время. Если принято решение не использовать какой-то трек, то он будет убран вниз сессии и скрыт, чтобы не мешал. Но он будет маркирован и снабжён комментариями – таким образом, мы всегда сможем вернуться к нему. Иногда, мы удаляем некоторые треки, если файл сессии становится слишком большим и громоздким. Но перед этим мы сохраняем его с другим названием, типа «перед очисткой», и лишь потом удаляем треки и продолжаем работать. Если б Вы открыли папку каждой сессии, то увидели бы сотни различных её версий. Таким образом, группа может вернуться к любой из версий в любое время».

«Если Вы возьмёте песню «Get On Your Boots» и откроете окно Mix, где находятся плагины для баса, то Вы увидите слева петли Ино, а ещё левее – все основные барабанные дела. Справа находятся два трека оверхэдов и трек бонгов. «Taurus» - это басовая педаль Moog Taurus. В запевах она удваивает живой бас Адама. «Edge Floor A» и «Edge Floor B» - это два микрофона, которыми было записано живое взятие Эджа (floor – так U2 называют живое взятие). Вы также можете увидеть трек «Nu Riff», маркированный как «spirit of punk rock». «Backwards loops» - это фрагменты гитарного соло Эджа, которые Дэн перевернул задом наперёд. Вы можете услышать это в outro. «Prime Time» - это различные атмосферные и текстурные звуки с задержками и прочими вещами».


Звук гитары Эджа обычно формируется через педали, а не на стадии микширования. Исключение составила партия «James Bond guitar», которая радикально похудела при помощи эквалайзера.

Бас-гитара: Digidesign Digirack EQ, Cranesong Phoenix Dark Essence, Massey L2007, Bomb Factory Sansamp

«Бас Адама имеет очень кайфовый низкий звук, без каких-либо верхов. Именно такой звук он и извлекает из своего инструмента. Это, по большей части, самый низкий бас, который Вы когда-либо будете слышать. Я обработал весь трек 7-полосным эквалайзером Digirack. Использовались достаточно узкие вырезы в районах 108,3 и 193,3Гц, а также срез от 6кГц. Это достаточно странная кривая эквализации, но именно так всё и было. Я не обращаю внимание на  то, на что похожа эта кривая. У меня здесь есть плагин Dark Essence с установками Sapphire. Он добавляет немного «мяса» и верхов, и делает звук более гладким – как компрессор, который не работает. Это один из тех плагинов, которые могут только улучшить звук.

Использование мастерингового лимитера Massey L2007 на басу – это уловка, которую я узнал от Рика Рэйни (Rick Rainey). Он очень хорош для получения басового звука. Он разглаживает бас, но не заставляет его казаться компрессированным. Он просто позволяет Вам установить уровень и удар – вот и всё. И наконец, был автоматизированный плагин Sansamp, который входил сразу после первого припева – там, где звучит гитарная партия «James Bond Guitar». В этом месте выбывает множество инструментов, оставляя бас практически в гордом одиночестве. Натуральный басовый звук настолько низок, что в нём нет никаких средних частот. И, для того, чтобы дать ему в этом месте больше ощутимости, я немного «запачкал» его Sansamp’ом. Он дал басу более «гитарный» оттенок и помог «Джеймсу Бонду» на его фоне казаться очень маленьким. Именно такая идея и была у нас изначально. Sansamp также появляется в секции «let me in the sound», где играли только барабаны, бас, вокал и текстурированное гитарное соло. Он помог заполнить «отверстие» в этой секции».

Гитары: Digidesign Digirack EQ, Massey CT4

«Как я уже сказал ранее, Эдж предпочитает сразу находить нужный гитарный звук, поэтому его гитары не нуждаются в особой дополнительной обработке – разве что в некоторой эквализации и балансировании. Единственное исключение – это партия «James Bond Guitar». Она была записана несколько месяцев спустя после того, как были записаны основные треки. В песне она звучит только один раз – сразу после первого припева. Эдж сказал мне, что эта вещь должна казаться очень маленькой. Поэтому, я довольно радикально эквализовал её Digirack’ом. В итоге, из очень большого, нормального гитарного звука получился очень маленький прикольный звучок. Эта партия также была обработана компрессором Massey CT4, который немного уплотнил её».

Ведущий вокал: Waves VEQ3 & Renaissance Vox, Bomb Factory Fairchild 660, Digidesign Trim, Digirack EQ & De-esser, Sound Toys Echo Boy

«Я использовал Waves VEQ3 для того, чтобы избавиться от некоторой толщины в вокале, которая прибыла из цепочки 58/Neve/LA2A (Смотрите врезку «Трекинг ‘Get On Your Boots’»). Я сделал сокращение в районе 700Гц, чтобы осветлить его немного. Мне нравится VEQ3, потому что он прекрасно подходит для широких мазков. Я использую Digirack для более хирургических манипуляций: при его помощи Вы можете очень быстро вынуть определённые частоты, но при этом не слишком сильно изменить звук. Плагин Fairchild 660 делает очень тяжёлую компрессию. Вы можете увидеть, что входной уровень очень высок. Это означает, что сигнал очень жёстко нагружает компрессор. Голос Боно очень хорошо звучит с этим плагином. Также, ему очень льстит Bomb Factory 1176. Если один из них в каких-то случаях не подойдёт, то я использую другой. Его голосу также нравится компрессор SSL, и я использую здесь Waves RVox, чтобы немного смягчить вещи. Digirack Trim использовался, чтобы снизить уровень выходного сигнала с Fairchild’а.

Имеется также 7-полосный Digirack EQ, который делал вырез в районе 245Гц и поднимал частоты от 10кГц, чтобы добавить немного дополнительной яркости. Digirack De-esser и Echo Boy находятся на отдельном треке, и де-эссер стоит первым. Я хотел, чтобы никакие сибилянты не проникли в эхо. Эффект здесь – это разновидность тёплого пинг-понг-эха. В треке нет никакой реверберации, нет даже никакой обратной связи на задержке – всё это сухой звук с небольшим количеством пространства по сторонам, которое предоставила задержка. Я вспоминаю Дэна, который подшучивал над нашими попытками не использовать здесь никакого эха. Эта вещь не требовала его. Так или иначе, я не являюсь большим поклонником реверберации: лучше сделать ту же самую вещь с задержками».



Большинство вокальных партий Боно было записано через динамический микрофон Shure Beta 58. Вокал был обработан эквалайзерами (включая Waves VEQ3) и компрессирован плагином Fairchild 660. Не использовалось никакой реверберации. Была только лишь задержка от Sound Toys Echo Boy.

Общая шина микса: Waves SSL Master Bus Compressor, Massey L2007, Cranesong Phoenix Dark Essence, Waves VEQ4

«Я всегда вставлял некоторые мастеринговые плагины, а потом мы слушали и решали, работают они или нет. Эдж предпочёл эти плагины, и поэтому они остались.

Я сделал миксдаун через AUX-трек. Сначала стереомикс шёл в компрессор SSL, который позволял проходить всем транзиентам, но в то же время делал качовый звук. Далее, сигнал шёл в мастеринговый лимитер Massey L2007. Способ, которым совместно работают оба этих процессора, действительно хорош. В то время, как SSL заботится о создании более пробивного звука, Massey L2007 снимает некоторые пики. Massey имеет очень быструю атаку, которая помогает получить дополнительное чувство и кач. Я также  пробовал лимитер L1, но он мне не понравился. Компания Cranesong делает эту коробку, которая называется HEDD192, и плагин Dark Essence – более или менее достоверную эмуляцию её. Эта вещь просто заставляет микс звучать лучше. Waves VEQ4 – это эмуляция Neve 1081. Я немного добавил на нём частоты 100Гц, 250Гц и 15кГц, чтобы ещё больше улучшить звук. Это не хирургия. Neve должен просто «улыбнуться» для всего трека (улыбка – соответствующая кривая эквализации).


Деклан Гэффни включил в свой микс очень обширную мастеринговую обработку. Динамический контроль был предоставлен плагинами Waves SSL Master Bus Compressor и лимитером Massey L2007. Плагин VEQ4 добавил тональные изменения.

Трекинг

Деклан Гэффни: «Большая часть песни «Get On Your Boots» была записана в Дублине Ричардом Рэйни, и основные аккомпанирующие треки были записаны живьём, всей группой сразу. Внутри басового барабана стоял микрофон Electro-Voice RE20, а снаружи - SE Electronics Titan. Малый барабан подзвучивался снизу микрофоном Shure SM57, и у Ричарда был свой собственный микрофон Heil, который он размещал сверху, иногда чередуя его с Beyer M201. На томах стояли Sennheiser 421; на оверхэдах - Coles 4038; на тарелке-райд – иногда SM57, иногда AKG 451. Всё прошло через микрофонные предусилители Neve 1091 или 1093. Микрофон на басовом кабинете - Shure SM7, подключенный в LA2A через предусилитель Neve. DI здесь не применялся. SM7 был единственным басовым микрофоном, который использовался для записи всего альбома – для бас-гитары он просто великолепен!

Гитара Эджа полностью прибыла из живой сессии всей группы. Она была записана двумя микрофонами Royer 121 – один из них стоял на усилителе Fender Deluxe, а другой – на AC30. Они оба прошли через Neve и LA2A, хотя эти устройства ничего не делали – они были здесь просто для звука. Когда я записывал кабинеты Эджа, то обычно использовал 121-е или Sennheiser 409, и иногда – SM57-е. Я делаю запись абсолютно «плоской», потому что Эдж сам находит большой гитарный звук. Моё дело – просто записать его.

Когда мы были во Франции, то получили этот прекрасный вокальный звук, который так любит Боно. Использовалась цепочка Shure Beta SM58/ Neve 1091/ LA2A. Я даже сравнивал различные 58-е и Neve, чтобы найти самый лучший звук. Я очень горжусь вокальным звуком. Когда он пел, я добавил немного компрессии. Боно был этим очень вдохновлён и соответственно приспособил свой голос. Когда мы были в Olympic, вокальная цепь немного изменилась. Обычно я использую два или три 58-х в комнате, и в Olympic один из них проходил через Neve + LA2A, а другой – через Neve + Distressor. И второй вариант мне понравился больше. LA2A, на мой взгляд, звучал слишком толсто. У Distressor’а имеется своего рода жёсткость, которая лучше уравновешивает толщину. Вокалы Эджа также были записаны через один из 58-х».

Опубликовано в журнале «Sound on Sound» в июне 2009 года

Перевод подготовил Бережной Вячеслав
www.unisonrecords.org


Загрузка беседы