Серж Цай - Shakira и Wyclef Jean: «Hips Don't Lie»

Секреты микс-инженеров: Серж Цай - Shakira и Wyclef Jean: «Hips Don't Lie»

Опубликовано в журнале «Sound on Sound» в июне 2007 года

Эта песня является одним из величайших синглов 21 века. Микс-инженер Серж Цай был тем человеком, который собрал воедино множество разнообразных элементов, чтобы создать колоссальный хит.

Пол Тинген 

«В некоторые моменты работы над «Hips Don't Lie» я поворачивался к своему помощнику и говорил: Парень, мне кажется, что это собирается стать большим. Но я и не знал насколько большим». Изумление Сержа понятно, поскольку эта песня превзошла самые смелые ожидания всех, включая Шакиру и Уайклифа Жана. Она стала самым успешным синглом 2006 года и одним из самых успешных синглов всех времён. Она достигла первого места чартов практически в каждой стране (включая Великобританию и США). Она стала вторым самым успешным синглом (после песни Шер «Believe») с 1999 года в Объединённом мировом чарте (United World Chart), и была продана в количестве около 9 миллионов копий.

«Hips Don't Lie» - это римейк песни под названием «Dance Like This», соавтором и продюсером которой был Уайклиф Жан (Wyclef Jean). Она прозвучала в фильме «Грязные танцы: Гаванские ночи» (2004). Вокальные партии исполняли Claudette Ortiz и Уайклиф Жан. Серж Цай (Serge Tsai) записывал большинство секций этих двух песен, а также сводил их обе. В обеих песнях имеется один и тот же главный вокальный «крюк», также, как и характерный брассовый сэмпл (он был взят из песни «Amores Como El Nuestro» певца Jerry Rivera). Всё, кроме этого сэмпла, было заново переписано в новой версии. В то время, как оригинал (Dance Like This) больше склонялся к хип-хопу, обновлённая версия получила богатое, качовое испано-латиноамериканское чувство.

Структурно, новая версия – это витрина старой пословицы из сферы развлечений: «всегда оставляйте их желающих ещё большего». Оригинал длится 4м 08сек и повторяет главный «крюк» ('I never really knew that she could dance like this...) 12 раз, в то время как секция припева «Bayla» повторяется 4 раза. В отличиё от неё, «Hips Don't Lie» длится только 3м 37сек, повторяет главный «крюк» всего лишь шесть раз, а секция «Bayla» появляется только однажды. Шакира написала новую секцию, которая включает слова «Hips Don't Lie» и звучит три раза, функционируя как новый рефрен. Новый рэп, частые вскрики-приветствия (Shakira! Shakira!) и колумбийская перкуссия добавляют общее праздничное чувство.

Структурная новинка – то, что главный «крюк» показан только в начале и середине песни, но не в конце – вопреки оригиналу, который следует за стандартным форматом повторения главного «крюка» в конце. Добавьте к этому меньшую продолжительность новой версии, и эта структура, кажется, заставляет слушателей включать песню снова и снова. Это возможно объясняет, почему это была чаще всего играемая песня (в течение одной недели) в истории американского радио.

Это как танец

Серж Цай размышляет относительно феноменального успеха «Hips Don't Lie» и о центральной роли Шакиры в этом: «Начальная идея заключалась в том, что мы должны были сделать пересведение с Шакирой, поющей партию Claudette Ortiz, но когда она приехала в студию, то песня её настолько вдохновила, что она решила всё сделать заново. Она имела большое влияние на то, как происходила запись. Мы смикшировали её на выраженном переднем плане, потому что это была её запись и не было никаких других путей. Оригинальная версия была хороша, новая – великолепна…»

Ведущие вокалы Шакиры обрабатывались как «навесным» оборудованием, так и плагинами. Серж Цай использовал Renaissance De-esser и Compressor от Waves.

Шакира настаивала на том, чтобы по возможности присутствовать на всех сессиях записи. Поскольку тогда она находилась в середине мирового турне, то записи для этой песни проходили во множестве различных мест. Среди них – Майами, Лондон, Багамы, Колумбия конечно же, Нью-Йорк, где находится студия Platinum Sound, принадлежащая Уайклифу Жану и Jerry Duplessis. Duplessis – его кузен, и он также был соавтором и сопродюсером «Hips Don't Lie».

«Во время записи они реально кайфовали», вспоминает Серж. «Мы начали в Майами (где у нас точно такое же оборудование) с Шакиры и Джерри (Duplessis), который играл на AKAI MPC3000, бас-гитаре, гитаре и клавишных. С Шакирой были все её музыканты и некоторые из колумбийских групп. Она хотела такие же барабаны, как на её сингле «La Tortura» (2005) и они создали такую же барабанную петлю. Позже, (в Лондоне), мы заменили её запрограммированным паттерном, записанный Gustavo Celis (другой инженер записи на песне. Треки, записанные им, отмечены как GC). У нас всегда наготове микрофон и у меня всегда есть мой SSL в режиме record/mix, и таким образом, я могу немедленно сделать запись, чтобы не случилось. Например, некоторые вещи Шакира сделала экспромтом буквально на последней минуте – может быть, за пару часов до финального миксдауна».

Вокальная работа

Финальный миксдаун «Hips Don't Lie» осуществлялся в студии Pacifique Studios (Лос-Анджелес). Цай работал на системе Pro Tools через консоль SSL серии К (96 входов). Проект (Session) состоял из 93 треков, но многие из них были стерео, что увеличивало общее количество звуковых каналов далеко за сотню. «Я должен был сделать в Pro Tools некоторое субмикширование» - комментирует Цай. «Трек 65, например, это субмикс вокалов Жана (здесь Серж вместо термина субмикс использует термин «стем» - BVV). Также есть субмиксы гитар и клавишных. На первый взгляд треков слишком много, но многие из них отключены. Есть множество барабанных слоёв с петлями и перкуссией. Вещи постоянно входят и выходят, особенно в ритм-секции. Также, я объединил многие вокальные фразы «ad libitum», если они не происходили в одном и том же месте».

Свой рассказ о том, как он рассматривал различные элементы этой песни, Цай начинает с самой важной особенности «Hips Don't Lie» - вокалов Шакиры. В этом контексте были некоторые противоречия. Были обвинения, что вокал колумбийской певицы слишком избыточно обрабатывался при помощи Antares Auto-Tune, и это приводилось в качестве примера того, как ненужное злоупотребление плагином высотной коррекции от Antares приводит к повреждению музыкальности вещей. «Все используют Auto-Tune в наши дни, и конечно же, на её вокале тоже есть некоторая настройка» - отвечает Серж. «Но это не тяжёлая коррекция. Большую часть материала Вы слышите точно так, как она его спела, без какой либо высотной коррекции или других трюков. Мы корректировали вокал в процессе записи, и это не походило на использование плагина. У неё действительно есть такое качество в голосе, и она также поёт в арабском строе. Она может делать такие вещи своим голосом».

Вокалы Уайклифа Жана требовали радикальной хирургии, чтобы стать пригодными для использования с вокальным вкладом Шакиры. Для обработки применялись Waves Renaissance EQ и Digidesign Digirack EQ III.

Независимо от того, что Цай и продюсеры делали (или не делали) с вокалами Шакиры, её пение явно тащит песню вверх и «забивает главный крюк». Она привнесла податливое ритмичное чувство, которое прекрасно сочеталось с ритм-секцией. Цай также отмечает, что вокалы Шакиры не требовали большой обработки, в отличие от вокалов Жана – не потому, что последние имели плохое качество, а потому, что по словам Сержа: «я должен был создать место для Шакиры, и изогнуть вокалы Уайклифа вокруг неё. Это была её песня, и вокал Жана служил лишь дополнением. Большая часть того, что Вы слышите – это вокал Шакиры, и она сделала всё очень круто. Она спела семь партий гармонии, но используются они только в некоторых местах. В отличие от этого, у вокалов Жана было много слоёв: таким образом, мы должны были удостовериться, что он не затеняет её. Поэтому Вы и видите такую достаточно радикальную эквайлизацию на его вокалах».

Ведущие вокалы Шакиры: Urei LA2A, Sony S777, Lexicon 960L, Empirical Labs Fatso, Waves Renaissance De-esser и Renaissance Compressor

«Я записывал Шакиру с Telefunken Elam 251 через предусилитель Neve 1073. При записи эквалайзер не использовался, стоял только лишь LA2A в инсерте. Реверберацию на её вокале создавал Sony S777 (пэтч – маленький зал в Concertgebouw, Амстердам). Были определённые слова, на которых Шакира не хотела реверберации и поэтому мы автоматизировали шину посыла на SSL. Основную реверберацию в песне создавал Lexicon 960L, с пэтчем задержанной реверберационной пластины. Использовался он весьма умеренно. Мне не нравятся вещи, «разбитые» ревербератором. И я скажу Вам – нет такого плагина, который был бы столь же хорош, как 960L. Это великолепное устройство.

«Я могу иметь восемь шин посылов на моём SSL – шесть шин AUX и «реплики» (cue) с правого и левого каналов. Первые четыре идут в Lexicon 960L. На пятой висит TC 2290, где я обычно устанавливаю дилэй (по четвёртым нотам) с небольшим панорамированием. На шестой обычно находится Lexicon PCM70, а «реплики» (правая и левая) идут на Eventide H4500. Я также использую множество плагинов, включая дилэи и фильтры. Это круто, потому что Вы можете реально углубиться в автоматизацию параметров всех этих плагинов».

«Я всё ещё предпочитаю аналоговый звук. Поэтому мне и нравится сводить через SSL. Суммирование в компьютере отличается от суммирования в аналоговом микшере. Также, у меня есть такое устройство, как Inner Tube Atomic Squeezebox. В нём имеется восемь электронных ламп, и нет никакого способа скопировать его звук на компьютере. В случае с вокалами Шакиры я использовал Fatso, чтобы немного утолстить звучание. Это походит на эмуляцию магнитной ленты: делает гармоническую компрессию или что-то типа того. Я часто использую его на вокалах».
 
Сердце этой песни – брассовый сэмпл – рассматривали через плагины Digirack Mod Delay II и Waves PS22 Spread. Они помогли сделать его более полным и широким. Waves L2 Ultramaximizer заставил его выделиться ещё больше.

«Единственными плагинами, которыми я пользовался, обрабатывая вокалы Шакиры, были Waves Renaissance De-esser (чтобы избавиться от сибилянтов выше 4кГц и немного пригладить вещи) и Renaissance Compressor, который работал очень мягко, с временем восстановления 50,2мс. Он не захватывал много, поскольку порог был 1,6dB. Renaissance и LA2A практически делают одну и ту же работу, но я, в основном, добавил LA2A для теплоты. К цифровой записи Вы можете добавить столько теплоты, сколько нужно. Elam – микрофон за 15000$, и поэтому Вам вряд ли захочется излишне замарать его звук. Я только лишь пытался сделать вокал более слышимым, но не «переварить» его».

Ведущие вокалы Уайклифа Жана: Inner Tube Atomic Squeezebox, Waves Renaissance EQ, Digirack EQ III

«Я использовал Atomic Squeezebox не столько для того, чтобы скомпрессировать вокалы Жана, а чтобы добавить некоторую теплоту. Было много радикальной эквайлизации, чтобы создать пространство для Шакиры. Главным образом, она заключалась в «изъятии» низких частот (это Вы можете увидеть как на Renaissance, так и на Digirack EQ). При помощи последнего я также «изъял» большую часть середины…Я люблю держать свои низкие частоты в чистоте, и таким образом, я выбрасываю всё, что мне не нужно».

Брассовый сэмпл: SSL G384, Digirack Mod Delay II, Waves PS22 Spread и L2 Ultramaximiser

«Петля была в стерео и прибыла из AKAI MPC3000. В старой версии (Dance Like This) я использовал на нём другие эффекты, чем в новой. На «Hips Don't Lie» я обработал его канальным EQ из SSL и возможно, компрессором SSL 384, подключенным к шине С. У меня есть четыре 384-х компрессора, и я могу подключить их к шинам A, B, C и D. Так я могу играть с динамикой, посылая материал в шины и возвращая его назад. Mod Delay был настроен на восьмые ноты (MIX – 8%), чтобы дать сэмплу побольше пространства и заставить его тянуться немного дольше. После него был включён PS22, который ещё больше распространял вещи. В конце цепи стоял L2, чтобы максимизировать и накачать звук. Благодаря ему духовые стали казаться громкими, ибо в противном случае, они были бы менее заметными».

Бас и гитары: Neve 1073 EQ, Tube-Tech EQ1, Urei 1176

«Суб-бас пришёл то ли из Roland XP80, то ли из MPC3000 – я точно не помню. Это сыграл Jerry Wonda. Он также играл на пятиструнном басу, на котором я использовал лёгкую компрессию и эквайлизацию (через пульт) совместно с Neve 1073 и, вероятно, с Tube-Tech EQ1 и Urei1176. Я думаю, что повысил частоты в районе 100Гц и также добавил небольшую яркость… Гитары на треках 14 – 15 (хотя и маркированы как NY), были записаны в Лондоне. Все они были живые. На них, вероятно, был хорус, некоторая компрессия и эквайлизация – но всё за пределами компьютера».


Барабаны были тяжело эквайлизованы. Sony Oxford EQ применялся на основной барабанной петле (вверху слева) и на бас-барабане (вверху справа). Звук малого барабана был сформирован при помощи McDSP Filterbank. «Ревербератор-бомба» был максимизирован, используя Waves L1, чтобы выделить его в миксе.

Барабаны: Empirical Labs Distressor, Tube-Tech EQ1, Sony Oxford EQ, McDSP Filterbank F2, Waves L1 Ultramaximiser

«Ключ к этому треку – то, что здесь очень много низов на барабанах и перкуссии, и поэтому требовалось много осторожной эквайлизации. На треке 22 находится барабанная петля, сделанная Gustavo. Я использовал на ней Sony Oxford EQ, чтобы увеличить в районе 75Гц и убрать всё что ниже 50Гц. На бас-барабане присутствует более радикальная эквайлизация, которая делала здоровенный «бум!» на 50Гц (+20dB!!!) Этот бас-барабан поддерживал бочку в петле. Также он обрабатывался через EL8 (Distressor) и Tube-Tech EQ1 (давал небольшой дополнительный удар на 60Гц). Почти что все треки, маркированные GC, являются запрограммированными барабанами, которые заменяли живые».

«Бас-барабан в переходе, где Вы слышите только его и вокал, был запрограммирован. Некоторые из ударов были запрограммированы как бы неровно, и Шакира положила на них свой вокал точно так же, как они звучат. У барабанов был отчётливый аромат реггетона (reggaeton), и таким образом, вместо малого барабана, ударяющего на 2 и 4 доли, было использовано что-то типа дроби (ролл). Скорее всего, он тоже был запрограммирован. Я использовал McDSP Filterbank, чтобы добавить на нём 142Гц и помочь прорезать его через микс. Всё что ниже этого, было убрано, чтобы не мешать бас-барабану».

«На треке 23 находится «ревербератор-бомба», который создавал мягкие, низкие удары. Я максимизировал его громкость при помощи L1, который выделил его в миксе. Значение cell (максимальный согласованный выход) было установлено на 0. Вы слышите его в начале каждого перехода между секциями песни».
 

Как и барабаны, перкуссия потребовала к себе обширной эквайлизации. Трек шейкера также был обработан гейтом от Waves C1 (вверху слева). На партиях, сыгранных Archi Pena, была применена компрессия от Focusrite D3 (вверху справа). Перкуссия в секции Cumbia была украшена, используя Waves Q4 (внизу слева), а к двум трекам tambora была применена обработка от Focusrite D2 (с разумными настройками, чтобы создать между ними контраст – внизу справа).

Перкуссия: Focusrite D2 и D3, Waves C1 Gate/Expander, Waves Q4 Parametric EQ

«Столько много материала было сыграно в секциях перкуссии, что множество моих обработок было сделано для того, чтобы удостовериться, что у всего есть своё собственное место. У C1 (на шейкере), установлен порог приблизительно 21dB, а также быстрая атака и восстановление. Focusrite D3 (который я использовал на перкуссии Archi Pena), должен был как следует усадить её в микс. Только лишь лёгкая компрессия – ничего слишком тяжёлого. Была установлена медленная атака (109,8мс), чтобы поймать медленные, тяжёлые события».

Рэковая стойка Сержа Цая включает компрессор Tube Atomic Squeezebox и множество оборудования от Empirical Labs.

«Я добавил приблизительно 83Гц и 9045Гц на перкуссии в секции Cumbia (использовался Q4), потому что она нуждалась в некоторой яркости. Это также помогло сделать её более слышимой. Два трека tambora (тоже в секции Cumbia), дополняли друг друга. Один был с низким звуком, другой – более высокий, с выраженным ударом палочки. Они были панорамированы по сторонам. Я попытался сделать низкую tambora более округлой, сильно прибрав середину в районе 4,8кГц (использовался D2). Я хотел от неё только лишь низкий тон. Всё это смотрелось гораздо лучше в комбинации с высоким звуком, на котором я повысил частоты в районе 12кГц».

«Финальный микс (миксдаун) я записал обратно в Pro Tools. Проект (Session) был в 44,1кГц / 24 бит. Мне нравится работать в более высоком разрешении, но проект был слишком большим, чтобы потянуть 88,2кГц. Но сведение я сделал в 88,2 / 24. Мы сделали много дополнительных (альтернативных) миксов с разной громкостью вокалов. В конце концов, важно было сделать эту вещь песней Шакиры, и я думаю, что это нам удалось».

Опубликовано в журнале «Sound on Sound» в июне 2007 года

Перевод подготовил Бережной Вячеслав
www.unisonrecords.org


Загрузка беседы