Январь 2008

Студия спасения миксов: Imprint
«Let Me Go»

Опубликовано в журнале «Sound on Sound» в январе 2008 года

В этом месяце мы приручаем вокал, в котором непредсказуемо прыгает громкость, и рассматриваем способы создания «большого» звука, не «переварив» при этом уровень.

Майк Сеньор

Не каждый день в Студию Спасения миксов попадает трек продолжительностью почти что 10 минут и не имеющий никакой басовой партии. Но всё когда-то случается в первый раз! Трек «Let Me Go», созданный группой Imprint, драпирован пышными готическими струнными, колоколами и фортепьяно. Всё это расположено на жёсткой, ультимативной структуре индустриальных петель и апокалиптических звуковых эффектов. В центре всего этого было страстное вокальное исполнение, напоминающее о таких артистах, как Tori Amos и Björk. 

Первая остановка: обработка вокала

Наиважнейшим моим беспокойством (при прослушивании оригинального микса) были вокалы, так что я решил начать свою работу с них. В то время, как вокалы играли решающую роль в эмоциональном воздействии песни, они были довольно неясны и похоронены внутри оригинального микса. Более фронтальный звук (несмотря на обязательную длинную реверберацию), был обязан сделать лирику более слышимой и поощрить слушателя слиться с ней в едином душевном порыве.

Судя по всему, вокал был записан за один проход, и при записи использовался переносной конденсаторный микрофон AKG C900, дикая динамика которого породила множество технических проблем. Экстремальные колебания уровня лишили меня возможности найти хорошее среднее положение для вокального фейдера в пределах такого серьёзно заполненного микса. Была ясная необходимость в серьёзной компрессии, чтобы иметь дело с этим. Однако, я не хотел создавать агрессивно скомпрессированного звука в роковом стиле, поскольку считал, что это будет здесь неуместно.

Компрессор, о котором я всегда вспоминаю, когда нуждаюсь в «тяжёлом-но-прозрачном» динамическом контроле, является классическим Teletronix LA2A. Таким образом, я начал охоту за плагином, который мог бы эмулировать его. Заметив безошибочное подобие между интерфейсом бесплатного плагина Antress Modern Painkiller и передней панелью LA2A, я решил попробовать и поставил его в вокальный трек. Он дал неплохие результаты, делая хорошее подавление практически без побочных эффектов. Я даже решил использовать более утвердительный режим лимитирования, и он не разочаровал меня.

Майк начал свою работу с обработки ведущих вокалов. Здесь показаны все его процессоры: Multiband Compressor использовался, чтобы иметь дело с «колеблющимся» эффектом близости и хаотической вокальной резкостью; полнодиапазонный Antress Modern Painkiller заботился об общем динамическом контроле; GVST Snap разбирался с высотными проблемами. Platinumears IQ4 был добавлен уже в конце сведения, чтобы удалить «абразивные» частоты в грудном регистре Син.

После грубого балансирования с другими треками стали очевидны остальные проблематичные аспекты вокала. Казалось, что Син во время записи перемещалась то ближе, то дальше от микрофона. Это означало, что количество басового повышения (из-за эффекта близости) было довольно непоследовательно. Инстинктивным движением я убавил низкие частоты – я считаю это самим собой разумеющимся при работе с заполненными треками. Эта процедура склоняет вокальный тон к высоким частотам и улучшает ясность. Это немного помогло, но к тому времени, когда я привёл в чувство наиболее проблемные участки, более тонкие вообще достигли нулевого размера.

Я уже сталкивался с подобной проблемой, и моё решение состоит в том, чтобы использовать многополосный компрессор, который твёрдой рукой приручит низкие частоты, выравнивая вокальный тон. Я применил Cubase Multiband Compressor и вставил его до Modern Painkiller. Я настроил его так, чтобы низкочастотные шероховатости не заставляли полнодиапазонный компрессор реагировать немузыкально. Достаточно высокое отношение держало вещи под контролем, и я также добавил нежную компрессию в областях выше 11кГц. Это дало звуку более воздушное и интимное качество.

Но это было ещё не все, поскольку Син делала виртуозные переходы между «грудным» и «верхним» вокалами. Микрофон больше угодил «голове», чем «груди» - особенно в области 6 – 10кГц. Большая энергия в этой области дала «верхнему» голосу приятную хрипотцу, но это также подчеркнуло резкие края в грудном регистре. Эквалайзер здесь бы не помог, и таким образом, я возвратился к многополосному компрессору и применил достаточно сильную компрессию в диапазоне 6 – 10кГц.

Спасённые в этом месяце…

Группа Imprint состоит из двух человек, которые носят псевдонимы Sin и Blink. Они создают собственную уникальную смесь тёмной амбиентной электроники. Они сотрудничают со многими другими исполнителями, такими, как Dead Industrie и Autarky. В настоящее время они готовятся препарировать их живой звук.

Син, автор песни «Let Me Go» и исполнительница большинства вокальных партий

Реверберация и задержки

Теперь сухой вокальный звук начал нормально держаться против других треков, так что я обратил своё внимание к его эффектам. Эффекты являлись другим жизненно важным элементом микса и я чувствовал, что должен заняться ими как можно раньше. Обычно, я сначала делаю баланс сухих треков и не вовлекаюсь особо в эффекты, но здесь я хотел свободу, чтобы создать звук «интимный вокал в большой подземной пещере». Я хотел получить это звучание до того, как начну окружать вокал другими треками.

Сюда напрашивалась длинная реверберация, так что я загрузил 4-секундный импульс «warm cathedral» в плагин SIR2. Хотя размытие реверберации было очень важно, я решил удостовериться, что оно не зажимает вокал и не мешает ясности лирики. Я сделал несколько предосторожностей против этого. Предзадержка в 160мс держала начало реверберации достаточно далеко от сухого звука, а амплитудная огибающая импульса смягчила ранние отражения и сосредоточила эффект на более гладком реверберационном хвосте.

Как только все главные партии аранжировки были на месте, Майк провёл некоторое время, автоматизируя фейдер, эквалайзер и посылы на эффекты ведущего вокала. Он хотел максимизировать ясность лирики и удержать устойчивость вокального тона (при изменениях структуры микса). Нижний блок кривых автоматизации принадлежал корректору высоты GVST Snap. Они управляли его параметрами, чтобы сохранить естественное звучание вокала.

Теперь у меня было чувство большого пространства, которое не топило в себе вокал. Я добавил несколько дилэев, чтобы усилить ощущение размера. Вы могли бы спросить: «а почему б не использовать побольше реверберации?» Причина такая: слишком большая реверберация быстро заполняет все промежутки в миксе и загромождает его. Задержка же (особенно синхронизированная с темпом), может дать почти такое же субъективное впечатление как и реверберация, но при этом не будет столь настырно загромождать Ваш микс.

Я использовал два различных дилэя – один синхронизированный с половинными нотами, другой - с четвертями. Первый был довольно несложен: была установлена небольшая обратная связь и к сигналу с эффекта применялось двустороннее частотное сокращение (брекетинг) – использовались high-pass фильтр со срезом 360Гц и low-pass фильтр со срезом 6,6кГц. Другой дилэй получил совершенно иной характер. Я пропустил его через эффект вращения динамиков. Далее был установлен компрессор, управляемый от вокального трека (в режиме дакера). Когда Син пела, он убирал дилэй с пути вокала, но позволял эху пузыриться между фразами.

Подобно тому, как я смягчил начало реверберации, я также «щипнул» и задержки, чтобы размазать их немного и как следует усадить в микс. Небольшая модуляция времени задержки сделала повторы менее похожими друг на друга, но главное, что я сделал – это пропустил каждый из дилэев через room-эмулятор Silverspike Room Machine 844. Этот плагин прекрасно подходит для того, чтобы дать впечатление реального пространства и не замутить Ваш микс большим реверберационным хвостом.

Драйв и компрессия, добавленные ко второму дилэю (синхронизированному по четвертям), поднимали вокальные сибилянты. Это привлекало неуместное внимание к эффекту и мешало найти для него приличный уровень в пределах микса. Вставка де-эссера в начало цепи эффектов легко уладила эту проблему.

Теперь у меня было хорошее и тёплое пространство, которое окружало вокал. Певец был свободен от эффектов и был совершенно понятен. Однако, эффекты заставляли голос казаться немного отдалённым (от трека в целом). Можно было бы подрегулировать существующие эффекты, но я решил вместо этого использовать другой самостоятельный эффект. Это дало бы мне больше гибкости для того, чтобы попозже снова использовать эти вокальные эффекты на других треках.

В итоге, я загрузил очень короткий импульс окружения в SIR2 и отфильтровал с него всё, что ниже 650Гц. Я хотел добавить некоторые ранние отражения только лишь к высокочастотным элементам вокала. Использование короткой и яркой реверберации – это хороший способ склеить вокал с аккомпанирующими треками, но при этом держать его достаточно сухим и фронтальным. Я не использовал предзадержку: я решил поощрить вокал слиться с окружением и улучшить его взаимосвязь с остальными треками. Тем не менее, пришлось немного «щипнуть» огибающую импульса, чтобы смягчить начала отражений.

Когда, наконец, все ревербераторы и дилэи были на своём месте, я решил сделать последний штрих, и назначил в шину посыла ещё один эффект – модуляцию от плагина Cubase Symphonic. Он должен был просто немного расширить стереообраз ведущего вокала – это моя любимая тактика, когда имеется только лишь один вокальный трек. Я хочу, чтобы он казался больше и «высококачественнее». 

Увеличение барабанов

Теперь настала очередь барабанов. Они включали базовую петлю и дополнительный искажённый слой. Син сказал мне, что барабаны очень важны для этой песни и что они должны обладать реальной мощностью. Так что, я попробовал множество уловок, чтобы сделать их «большими», насколько только возможно. Подъём фейдеров был только началом.

Есть различные способы одурачить уши и заставить барабаны казаться громче, чем они есть на самом деле. Один из способов – увеличить продолжительность ударов. Этого можно добиться при помощи компрессии. Я использовал Digital Fishphones Blockfish с быстрой атакой и быстрым восстановлением, чтобы придавить транзиенты и поднять хвосты ударов. В этом плагине имеется эмулятор лампового насыщения, и я использовал его в своих интересах. Это обеспечивало ещё один способ увеличить субъективную громкость – добавить к звуку тонкое искажение. По этим же причинам, я также добавил немного лампового насыщения от плагина Silverspike Rubytube. В параметрах моих настроек нет никакой реальной логики – я просто играл с ними, пока не нашёл кое-что, что показалось мне «большим». Однако, Вам стоит запомнить одну вещь: если Вы добавите слишком много искажения, это может заставить бас-барабан «поломаться» и потерять часть своего удара. Я сделал всё возможное, чтобы избежать этого.

Нежелательным побочным эффектом моей обработки стало то, что некий высокочастотный перкуссионный звук в петле стал слишком громким относительно главных звуков. Я поборол его при помощи де-эссера Digital Fishphones Spitfish и дал ему тот уровень, который он действительно заслуживал. Пиковым фильтром я повысил район 800Гц, чтобы укрепить удар бочки (на пару децибелов). При помощи узких вырезов (3 – 4dB) я уменьшил некоторые чрезмерно доминирующие гармоники: были прибраны 47Гц, 59Гц, 96Гц и 174Гц. Чтобы оставить место для баса, я часто обрабатываю низ таких петель high-pass фильтром, но в нашем случае, конечно же, такой потребности не было вообще!

Хотя вещи уже зазвучали намного лучше, барабаны всё ещё были в моно (несмотря на то, что были представлены в виде стереофайла). Поэтому я захотел дать им немного ширины. На другом проекте я получил хорошие результаты, используя для этой цели стереофонический питч-шифтер. Я установил в шину посыла плагин MDA Detune и настроил в нём тонкое смещение величиной 5 центов. Каким же это было мусором! В приступе ярости я бросил всю эту адскую кухню через Rubytube, который (к моему большому удивлению), дал всему этому очень хорошее звучание, заметно оживляя высокие частоты в петле. Дополнительно, я обработал возврат с этих эффектов high-pass фильтром с частотой 780Гц. Из любопытства я хотел посмотреть, смогу ли я получить какую-либо выгоду из увеличения сустейна. Так что я вздохнул и сломал торжественную клятву, которую дал в течение первой недели использования Cubase SX: никогда не пользоваться встроенным плагином Reverb-B. К счастью, когда я вставил его между Detune и Rubytube, это заработало настолько хорошо, что случившийся эпизод самоненависти оказался довольно управляемым…

Я добавил к барабанам немного реверберации и дилэя – тех, что были настроены для вокала. Это склеило барабаны с вокалом, хотя я держал уровень реверберации (той, что с импульсом warm cathedral) на более низком уровне, а больше полагался на дилэй (синхронизированный по четвертям) и окружение. Уровень эффекта окружения был установлен весьма высоко, чтобы создать впечатление от мощности, которую дают микрофоны комнаты при записи реальной барабанной установки.

Дакинг и накачка

Чтобы ещё больше «раздуть» барабаны, я решил использовать эффект дакинга. Барабанный канал должен был ритмично «наклонять» партии струнных и синтезаторов – это часто делается во многих танцевальных стилях (вспомните «Satisfaction» от Benassi). Cubase SX2 никак не облегчает эту работу (такая функция была добавлена в Cubase 4.1), поскольку он не предоставляет доступа к боковым цепям плагинов. Я обошёл это ограничение, используя Twisted Lemon Sidekick v3. Он предоставляет свои собственные каналы side-chain, независимые от хост-приложения.

В дакере была установлена мгновенная атака и время восстановления 200мс – это длиннее, чем я обычно делаю, когда обращаюсь к подобным эффектам. Но для данного трека это оказалось лучше всего. Настроив дакинг на струнных, я решил применить его и для искажённого барабанного слоя, чтобы оставить его явную работу только между ударами основного барабана.

Наконец, я немного «накачал» весь трек целиком, пропустив его через Antress Modern Compressor. Время восстановления я настроил на слух – оно составило 160мс. Я также включил в нём режим лимитирования. Это дало «кач» и мощность, а дакер способствовал этому, эффективно «наклоняя» вспомогательные треки во время каждого удара.


Компрессия и эмуляция насыщения использовались, чтобы максимально увеличить громкость основной барабанной петли. Однако, это сделало слишком заметным один высокочастотный перкуссионный элемент в ней. Так что, де-эссер Digital Fishphones Spitfish использовался для того, чтобы восстановить её баланс. Немного широкого повышения в районе 800Гц подчеркнуло удар бас-барабана.

Остальные перкуссионные элементы

Искажённый барабанный слой потребовал для себя определённой работы. Тональность искажения была самой большой проблемой, поскольку она включала в себя много энергии в крайних частотах. В низах это омрачало весь микс, а в верхах маскировало высокие частоты в вокалах и струнных, заставляя их казаться какими-то унылыми. High-pass фильтрация от 140Гц и срез полочным фильтром (с крутизной 18dB) выше 9кГц разобрались с худшими из проблем. Потребовалось также сократить на 3dB район 5,3кГц и повысить на 4dB район 830Гц. Стереофония в этом треке также была очень узкой, так что я сделал с него посыл на плагин Symphonic (который занимался «расширением» вокала).

Я чувствовал, что несмотря на обильное искажение, барабанные партии всё ещё не предоставляли достаточного интереса в высокочастотном диапазоне. Я решил создать ещё один дополнительный слой из перкуссионной петли (он должен был вступать со второй половины песни). Я «потянул» кое-что из сэмплерной библиотеки Glitch/IDM (Soniccouture Abstrakt Breaks).

Автоматизация уровня и эквайлизация должны были держать партии в правильном балансе по всему миксу. Аранжировка уже создала довольно много изменений в структуре песни, но Майк также заглушил некоторые секции, чтобы улучшить общую динамику микса.


Моей удачей было то, что первая попавшаяся мне петля отлично улеглась в аранжировку и добавила хороший намёк фонового ритма. Я использовал партии хай-хэта и перкуссии из сборочного комплекта этой петли и панорамировал их наполовину влево и вправо. Затем я их довольно жёстко скомпрессировал, чтобы пригладить переходные процессы и отодвинуть звуки на второстепенные роли. High-pass фильтрация от 280Гц и полочное понижение от 12кГц (на пару децибелов) подчеркнули только лишь необходимые частоты. Я вставил в эти треки ещё по одной копии плагина Sidekick, чтобы получить на них более явный эффект дакинга. Также, с них были сделаны посылы на дилэй (синхронизированный с четвертями) и искажённую реверберацию. Это, в некоторой степени, «усложнило» их звучание. 

Балансирование струнных и синтезаторных партий

Синтезаторы и струнные потребовали для себя очень небольшой обработки. Было использовано лишь несколько децибелов полочного сокращения (в области 200 – 400Гц) на различных треках. Я немного скомпрессировал линию низкого скрипичного контрапункта, чтобы держать её под контролем. И струнные, и синтезаторные партии получили значительную выгоду от использования Rubytube – он утолстил и прояснил их звучание. С этих треков я сделал посылы на различные вокальные дилэи и ревербераторы (эффекты выбирались в зависимости от характера партии и должны были создать гладкую смесь всех элементов). В дополнение к этому, я назначил в шину посыла плагин Cubase Phaser. Он должен был ещё больше загладить некоторые партии. Уровень обратной связи был установлен на ноль – я хотел только лишь тонкий намёк на модуляцию, а не явную фазовую развёртку.

Самым большим препятствием при работе с партиями струнных было сохранение их правильного баланса на протяжении всей песни. Изменяющаяся аранжировка струнных партий была первичным источником динамики микса. Чтобы сохранить их хороший баланс и уровень, требовалось использовать довольно обширную автоматизацию. Кроме того, в зависимости от изменений в аранжировке (поскольку трек прогрессировал), барабаны по-разному маскировали частоты в этих партиях. Поэтому потребовались некоторые «тайные поездки» на средствах автоматизации эквалайзеров, чтобы удержать последовательность звучания.

Звуковые эффекты, колокола и фортепьяно

Обратившись к этим трекам, я решил начать с двух звуковых эффектов, которые были наиболее заметны во вступительной секции песни. Первый был искажённым взрывом и панорамировался из одной стороны в другую. Второй являлся «огромным» реверберирующим барабаном. Я скомпрессировал их немного, чтобы дать больше сустейна, и добавил барабану побольше веса, сделав пиковое повышение в районе 70Гц (на 7dB) и скатив на 5dB частоты выше 3,6кГц. К этим эффектам были добавлены вокальная реверберация и дилэи. Это поместило их в то же самое пространство, где уже находились другие партии. Импульс «warm cathedral» (в SIR2) очень хорошо работал в этом случае.

Сухой колокольный трек звучал очень близко и был больше похож на дверной звонок, чем на похоронный звон. Частично, это было вызвано тем, что он имел очень отчётливую атаку – чувствовалось, что Вы стоите в колокольне непосредственно рядом с колоколом, а не как положено лежите в гробу в своём склепе. Некоторое лимитирование от Cubase Dynamics скоро исправило это, а low-pass фильтр переместил тональность в правильную сторону. Глубокий вырез в районе 2,4кГц удалил несколько очень резких резонансов. Кафедральная реверберация, окружение и дилэй (половинными) закончили картину. Правда, пришлось немного уменьшить модуляцию времени задержки, поскольку из-за этого колокола казались расстроенными.

Чтобы закруглить остроконечную атаку и дать ощущение отдалённости колоколов, использовалась комбинация быстрой компрессии и лимитирования. Некоторые разумные частотные сокращения помогли смягчить тональность. Обильная реверберация и задержка закончили работу, создав зловещий звук, более соответствующий этой песне. 


Звук фортепьяно нуждался в гораздо более жёсткой обработке, чтобы хоть как-то усесться в микс. Его тембр не был особо привлекателен и, кроме того, был очень неясен. Я даже поднял идею насчёт того, чтобы заново переписать эту партию, но в итоге решил, что Lo-Fi звучание больше подойдёт стилистике этой песни. Узкий вырез в области 250Гц (8dB), объединённый с полочным подъёмом на 6dB, дал определённую пользу, но фортепьяно всё ещё не укладывалось в микс. Его фантастические резонансы повсеместно появлялись и исчезали абсолютно бесконтрольным образом. Я смог побороть его при помощи Cubase Multiband Compressor в режиме четырёхполосного лимитера. Он позволил создать более-менее устойчивое звучание (хоть и не самое приятное на слух). В итоге, я всё-таки смог погрузить его микс, прибегнув к вокальной реверберации и задержкам.

Атмосфера

Баланс всех треков теперь работал вполне прилично, так что я воспользовался возможностью, чтобы немного «поездить» на вокальном фейдере. Я хотел держать лирику как можно ближе к поверхности. Также, были необходимы некоторые «поездки» на средствах управления эквалайзерами, чтобы дать компенсацию частотной маскировке, которая менялась в зависимости от изменений в аранжировке. Я приспосабливал уровни посылов на эффекты, чтобы угодить различным секциям песни и подхватить концы некоторых фраз. Также пригодился питч-корректор GVST Snap, который исправлял некоторые огрехи в интонировании. Мне не всегда нравится автоматический режим коррекции, так что я автоматизировал его параметры, чтобы постараться удержать естественность звучания.

Чтобы дать миксу побольше глубины и фактурности, Майк добавил на задний план некоторые звуковые эффекты. Вы можете увидеть их на скриншоте: верхний фолдер-трек содержит множество отрывков реверсированной кафедральной реверберации (была предварительно записана в нормальном виде в отдельный файл); нижний фолдер содержит множество атмосферных звуковых эффектов.

Хотя меня всё больше и больше радовало звучание моего микса, я всё ещё чувствовал, что ему не хватает некоторой эмоциональности – несмотря на пространство и глубину, предоставленные эффектами, трек всё ещё казался пустым и плоским. В итоге (хоть это и выходит за рамки обычного Спасения миксов), я решил удалить несколько фрагментов из некоторых треков, чтобы дать песне больше контраста и нарастания. Также, я решил поэкспериментировать и добавить некоторые атмосферные звуковые эффекты из сэмплерной библиотеки для озвучки фильмов.

Во вступлении (прежде чем вступают барабаны), я подкрепил некоторые уже существующие эффекты низким громоподобным грохотом. Также был добавлен металлический звук, который Вы в первый раз можете услышать после слов «…to fined my space». Потом я сделал запись выходного сигнала ревербератора (SIR2 с импульсом warm cathedral) при помощи специального плагина Silverspike Tape. После этого я реверсировал звук и импортировал этот файл обратно в проект. Я вставил небольшие фрагменты этого звука в промежутки между вокальными фразами. Транспонирование и high-pass фильтрация помогли достичь приятно дезорганизующего и развивающегося фона. В тандеме с этим я начал обрабатывать различные звуковые секции, чтобы дать аранжировке больше игры света и тени.

Я распространил эти действия подобным же образом и на другие треки: к барабану было добавлено несколько разных текстурных петель, введённых позади них во время определённых секций (одна что-то вроде демонического шёпота, а другая – наподобие циркулирующего скрежета металлической щётки). Окончание песни было залито гулом машинного зала, а обрывки реверсированной реверберации были рассеяны тут и там. Также, я сделал петлю из маленького вокального фрагмента, чтобы в нескольких местах создать вокальный подклад. Он появляется не раньше, чем на пятой минуте звучания песни.

Обратная связь и заключительные «щипки»

Я отослал группе свой вариант микса, чтобы они высказали свои комментарии и пожелания. К счастью, они оказались довольны тем, как я обработал их песню, но всё равно хотели «щипнуть» некоторые вещи. В оригинальном миксе искажённый барабанный слой давал более явное чувство своего присутствия, я же, наоборот, достаточно далеко задвинул его. Пришлось немного поднять его уровень и добавить искажённой реверберации. 

Также, группа хотела, чтобы струнные были более весомыми. Вернувшись к треку через несколько дней перерыва, я увидел, что они подразумевали – я слишком преувеличил низкочастотные сокращения на партиях струнных инструментов, сделав их излишне тонкими. Это было довольно легко исправить – надо было просто сделать некоторые регулировки на эквалайзерах.

Я самостоятельно обнаружил ещё одну проблему, которая заключалась в том, что в ведущем вокале всё ещё был довольно резкий частотный элемент, который возникал, когда Син начинал петь грудью. Multiband Compressor мне уже не мог ни чем помочь, так что я решил бороться с проблемой более хирургическим путём, используя динамический эквалайзер Platinumears IQ4. Я использовал одну полосу, которую настроил к самой «абразивной» частоте (8кГц). Я установил порог так, чтобы подавление в этой полосе срабатывало только лишь на «грудных» нотах. Добротность, атака и восстановление были настроены на слух, чтобы получить самый естественный результат.

Была ещё одна вещь, которая беспокоила меня. Дело в том, что реверберация и дилэи – а они практически играли в этом миксе такую же роль, как и музыкальные инструменты – делали общую тональность несколько унылой. Так что, мне пришлось опять тщательно просмотреть все эти эффекты (отключая их по одному), чтобы выявить и наказать «главных преступников». Там, где я считал необходимым, я применял к ним некоторые частотные сокращения в низкой середине.

Постскриптум

Работа над этим миксом проиллюстрировала многие методы, с которыми Вы могли бы поэкспериментировать, микшируя собственный материал. Например, обработка, при помощи которой я «увеличивал» барабаны в «Let Me Go», может использоваться в различных музыкальных стилях – хотя всё это дело вкуса. Широкий динамический диапазон весьма обычен для вокальных треков, и моя тактика, применённая здесь, может помочь Вам в тех щекотливых ситуациях, когда одна лишь только компрессия уже не может предоставить удовлетворительных результатов.

При работе с такими «звукоотражающими» музыкальными стилями, требуется приложить достаточно много усилий, чтобы удержать микс в чистоте и ясности. Зачастую, задержки (дилэи) здесь могут быть более полезными, чем реверберация. Однако, есть много вещей, которые Вы можете сделать, настраивая на ревере предзадержку, эквайлизуя возвраты с эффектов и автоматизируя уровни эффектов. Наконец, если у Вашего микса имеется сравнительно немного музыкальных партий, то Вас может удивить то, как добавление небольшого количества второстепенной атмосферы даст Вашему материалу законченную, завершённую форму. И Вам не потребуется экстраординарных усилий, чтобы найти подходящие звуки – в любой библиотеке звуковых эффектов (для озвучки фильмов), Вы сможете найти много подходящего материала.

Опубликовано в журнале «Sound on Sound» в январе 2008 года

Звуковые примеры здесь: 
http://www.soundonsound.com/sos/jan08/articles/mixrescueaudio.htm

Перевод подготовил Бережной Вячеслав
www.unisonrecords.org

Посетите наш форум www.unisonrecords.org/forum/


Загрузка беседы