Сэм Инглис. Запись поющих гитаристов

Опубликовано в журнале Sound on Sound в июле 2012 года

Сэм Инглис

Если Ваши интересы в звукозаписи зашли настолько далеко, что у Вас есть даже собственный микрофон, то рано или поздно может возникнуть такая ситуация, что потребуется записать человека, одновременно поющего и играющего на нервах гитаре. И не важно, будет ли это расписной бородатый романтик, плаксивый эмо-страдалец или серьёзный бард – мы надеемся, что Вы захотите сделать это с максимальным качеством. Поэтому, я решил исследовать различные микрофоны, способы их размещения и методики записи, наиболее применимые для выполнения этой задачи. И чтобы моё исследование было максимально наглядным, я пригласил в помощь довольно хорошего певца и гитариста Грега МакДональда. Грег зарабатывает на жизнь тем, что исполняет свои и чужие песни в лондонских пабах. Я знал, что он может много раз подряд практически одинаково спеть и сыграть одну и ту же песню, что позволит нам очень близко сравнить различные методики записи. (Чтобы не заморачиваться с авторскими правами, и  просто потому, что она нам нравится, мы решили использовать народную песню ‘To The Begging I Will Go’.)

Большой делёж

Очевидная проблема при записи поющих гитаристов в том, что Вам требуется записать два разных источника, играющих одновременно в непосредственной близости друг к другу. Выбор микрофона, при котором получается хорошее звучание гитары, зачастую полностью портит вокал и наоборот.

В наши дни, когда мы можем оперировать бесконечным числом аудиотреков и продвинутыми инструментами редактирования, первое, что приходит в голову – это сначала записать гитару и только потом наложить на неё вокал. Если Ваша наиважнейшая цель – это гигиенически чистый звук, то у этого подхода действительно найдётся много плюсов. Вы будет свободны в своём выборе микрофонов для обоих источников, и Вам не придётся идти на компромиссы, пытаясь одновременно получить удовлетворяющее звучание и для гитары, и для вокала. Кроме того, Вы также сможете получить гладкое и технически совершенное исполнение, используя компиляции из отдельных независимых дублей обоих источников.  

Тем не менее, легко упустить тот факт, что подобная чистота не является предпосылкой хорошей записи как таковой. Прежде всего, важно захватить хорошее и эмоциональное исполнение, в котором, не побоюсь этого слова, есть такой элемент, как душа. И, прежде чем начинать записывать таким методом, спросите – а сможет ли человек раскрыть себя, если ему придётся играть и петь в разное время? Конечно, некоторые люди будут петь лучше, поскольку им не придётся отвлекаться на гитару. Но это далеко не весь контингент! Будут и такие, кто почувствует себя скованно и некомфортно в такой ситуации.

Есть и некоторые практические причины, не всегда позволяющие сделать такую запись. Одна из ключевых – это время. Если Вы ограничены каким-то жёстким сроком, то у Вас будет больше шансов уложиться вовремя, если записать всё сразу, нежели пытаться создать трек путём многократных наложений. Особенно это актуально, если в процесс вовлечены дополнительные музыканты.

И вообще, разве Вас не напрягают эти бесконечные врезки, наложения, редактирование и собирание партии из кусочков? Не знаю как Вы, но чем дольше я занимаюсь подобной работой, тем меньше терпения у меня остаётся для прослушивания 27 вокальных дублей в поисках лучшего варианта каждой фразы. Живая запись намного прикольней и интересней, и в большинстве случаев позволяет получить великолепные результаты.

Комфорт и удовольствие

До того, как Вы начнёте размещать микрофон, важно удостовериться, что исполнитель чувствует себя максимально комфортно в студии и ничто не мешает ему полностью раскрыться. Некоторые предпочитают исполнять стоя, как например Грег, другим же нравится сидеть. Поэтому, сразу выясните предпочтения своего клиента, и уже от этого начинайте плясать. Кто-то не любит петь в наушниках, другие же, наоборот, предпочитают одевать их и слышать фолдбэк или метроном. (Не забывайте, что метроном или клик-трек имеют свойство пролазить в вокальный микрофон, что может представить реальную проблему, особенно, если выбран неправильный звук щелчков или они слишком громкие).

Очень важный вопрос – это потенциальные источники шума, причём происхождение некоторых может быть весьма неясным. К примеру, небольшие перемещения самого исполнителя могут заставить гитару стучать или царапать об фурнитуру на одежде (пуговицы, кнопки, застёжки и так далее). Болтающийся кабель наушников или тиканье часов тоже могут генерировать очень раздражающие шумы. И вообще, когда Вы работаете с таким относительно тихим источником, то любые шумы от гудящих компьютерных вентиляторов, труб центрального отопления, зудения ламп дневного света и грохота уличного движения, могут запросто свести на нет все попытки что-либо качественно записать. Поэтому, желательно заранее исследовать свою студию и её окружение на предмет этой проблемы.

Один инструмент или два?

Фактически, есть два подхода к записи поющих гитаристов. Первый – это использовать отдельные точечные микрофоны для гитары и вокала, где Вы должны добиться удовлетворяющего звука в каждом из них с достаточной степенью разделения между источниками (чтобы была возможность для дальнейшей обработки). Второй – это рассматривать голос и гитару как один звуковой источник (практически так, как их воспринимает слушатель) и использовать относительно далеко расположенный микрофон (или микрофоны), чтобы захватить всё сразу.

У второго подхода есть некоторый пуристский привкус, хотя, как показали наши тесты, он скрывает довольно много ловушек. Совместно с монофонической записью на конденсаторный микрофон Neumann (большая диафрагма, кардиоидный и всенаправленный режимы), я испытал некоторые распространённые методики стереозаписи. Пользуясь парой кардиоидных микрофонов с малой диафрагмой, я проверил такие способы, как X/Y, ORTF, NOS и раздельная пара. Также я опробовал стереофонический ленточный микрофон по методу Блюмляйна (перекрещенная восьмёрка) и испытал менее распространённый метод Фолкнера (две раздельных восьмёрки, направленных вперёд и стоящие на расстоянии 20 см друг от друга). Кроме того, я добавил второй LDC в режиме восьмёрки, чтобы можно было получить M/S-сигнал из него и Neumann. 

Здесь Вы можете увидеть некоторые методики стереозаписи, описанные в этой статье. Это M/S из двух конденсаторных микрофонов с большой диафрагмой и NOS из пары кардиоидных конденсаторных микрофонов с малой диафрагмой. И ни один из них не имел особого успеха!

В каждом случае, микрофоны были помещены под таким углом и настолько близко к Грегу и его гитаре, насколько это приемлемо для стереофонической записи. Расстояние составило примерно 70 см, и микрофоны находились на такой высоте, которая обеспечивала разумный баланс между источниками. При прослушивании любой такой записи сразу очевидно, что ни один из этих подходов не даёт «современный» звук, где голос и гитара сухи и находятся непосредственно перед слушателем. В том помещении, где мы делали записи, есть приятная, но довольно живая реверберация. Мы повесили сзади Грега толстый ковёр, но, даже в этом случае, все методики с отдалёнными микрофонами захватили больше окружения, чем было мне по вкусу.

Возможно, это не было бы столь проблематично в более заглушенном помещении, но это далеко не последний подводный камень. Если Вы пытаетесь захватить явный стереофонический звук, соответствующе размещая совмещённую или полусовмещённую пару, то Вас удивит, насколько трудно будет получить вокал, находящийся точно в центре стереополя. Это означает, что даже небольшие перемещения исполнителя будут очень заметны на записи. Это крайне дезорганизующий эффект, особенно при прослушивании в наушниках.

Но что более всего напрягает при использовании отдалённых микрофонов, это то, что Вы попадаете в полную зависимость от собственных способностей исполнителя сбалансировать вокал и гитару. Даже при том, что Грег профессиональный квалифицированный музыкант, на звуковых примерах заметно, что по сравнению с гитарой его вокал иногда слишком тих, а в других случаях слишком громок. Этот динамический контраст хорошо работает при живом выступлении, но при записи это означает, что некоторые фразы потеряны, а другие заглушают гитару.

В целом, я не уверен, что у меня найдутся веские причины рекомендовать этот подход для любых практических ситуаций. Если же мне всё-таки пришлось бы прибегнуть к подобным методикам, то я, вероятно, разместил бы микрофон так, чтобы захватить больше голоса, чем гитары, и затем бы надеялся усилить её в нужных местах при помощи точечного микрофона или сигнала звукоснимателя. Хотя, если Вы собираетесь сделать это именно так, то зачем тогда заморачиваться с пуризмом и сразу не использовать точечные микрофоны для обоих источников…?

Жизнь по отдельности

Я подозреваю, что для многих из нас предыдущий экскурс в мир аудиофильского пуризма рассматривается только лишь в качестве лирического отступления перед главной темой, а именно – независимой записи гитары и вокала, создания для них максимально качественного звучания и достаточного количества разделения, чтобы была возможность независимо обработать и сбалансировать оба источника. Так что, остаток этой статьи мы и посвятим рассмотрению этого вопроса.

Трудоёмкость этого процесса зависит как от мастерства исполнителя, так и от других факторов, таких, как предпочтение играть сидя или стоя. Некоторые исполнители, как например Грег, имеют сильный голос и хорошо владеют правой рукой. Поэтому, они сами создают хороший усреднённый баланс. Есть и такие, кто играет громко, но поёт слабо, потому что они привыкли петь в сценические микрофоны, усиливающие их слабые голоса. И, с другой стороны, есть люди с прекрасными и чрезвычайно сильными голосами, испытывающие неуверенность в игре на гитаре и еле бренчащие на своих инструментах.

Исполнители с богатым сценическим опытом вероятно привыкли к дисциплине пения в микрофон, и возможно, даже овладели соответствующей техникой, отдаляясь от него во время громких фраз. Хотя, в контексте записи, увлечение этой техникой не всегда полезно, особенно если певец одновременно отдаляется и от гитарного микрофона. Другие же имеют привычку буквально глотать микрофон, что тоже вряд ли даст лучшие результаты. Менее опытным певцам, скорее всего, будет  трудно не вертеть головой во время пения, а начинающие гитаристы, к тому же, часто смотрят вниз на свои пальцы где-нибудь посередине фразы. Поэтому, кто-то в таких ситуациях будет испытывать небывалый стресс и дискомфорт, так что попробуйте пойти им навстречу и немного отодвинуть микрофон. Лучше немного пожертвовать разделением, но зато получить более устойчивое и цельное звучание.

Конечно, зачастую полезно указывать исполнителю, как ему лучше играть или петь, хотя, в некоторых случаях, это может ухудшить их и без того трудное положение. Так, если кто-то привык петь, касаясь микрофона губами, то просто поставьте перед ним обыкновенный сценический микрофон, а основной сигнал записывайте с «настоящего» микрофона, расположенного выше и позади него. Зачастую, этот метод будет более производительным, нежели пытаться преподать курс правильного пения в микрофон.  

Гитарные микрофоны

Давайте начнём, думая о том, как бы нам записать хороший гитарный звук, относительно свободный от вокальных утечек. Тестовая запись подтвердила мои подозрения, что если гитарист одновременно играет и поёт, то многие методики записи акустической гитары можно смело выбросить в мусорное ведро. Вы можете забыть такие методы, как установка микрофона над плечом или вдоль грифа по направлению к колкам, поскольку они дадут гигантское количество вокальных утечек (мы попробовали и результаты были реально ужасными). Таким образом, Ваши варианты в значительной степени ограничены только лишь записью звука непосредственно тела гитары.

Таким образом, основная задача здесь – это записать хороший гитарный звук, максимально уменьшив проникновение вокала в микрофоны. Наиболее распространённый метод, на котором мы можем сначала сфокусировать наше внимание – это размещение микрофона в районе присоединения грифа к корпусу. Если это не даёт нужный звук, или если мы хотим сделать стереозапись, то большинство из нас, скорее всего, переместит внимание на область вокруг бриджа, размещая микрофон немного ниже или позади его.

Скорее всего, это будут наиболее оптимальные способы записи поющих гитаристов, хотя есть некоторые дополнительные варианты, тоже играющие существенную роль. Преследуя лучшее разделение, Вы могли бы поставить микрофоны ближе к гитаре, нежели при индивидуальной записи этого инструмента. В зависимости от типа микрофона, Вы можете сделать и другие вещи, улучшающие разделение. К примеру, кардиоидные микрофоны с малой диафрагмой обычно имеют довольно точный внеосевой ответ, и если повернуть их вниз, а не перпендикулярно гитаре, то её звучание практически не изменится (тут надо убедиться, что пол не отражает звук), а вокал переместится ближе к мёртвой зоне, и, как следствие, значительно уменьшит своё проникновение в гитарный микрофон.  

Здесь Вы видите очень распространённый метод записи: конденсаторный микрофон с большой диафрагмой для вокала и пара кардиоидных микрофонов для гитары, которые повёрнуты вниз, чтобы уменьшить проникновение голоса. 

Если у Вас есть только один микрофон, то место соединения грифа и корпуса будет хорошей отправной точкой. Если Вы хотите добавить второй микрофон или ищите более толстое звучание, попробуйте установить его где-нибудь сзади бриджа.

Если Вы используете микрофон с большой диафрагмой и переключающимися характеристиками направленности, то Вы можете улучшить разделение, изменяя кардиоиду (где мёртвая зона сзади) на восьмёрку (где мёртвые зоны намного глубже и находятся по бокам). Я поклонник ленточных микрофонов, и часто применяю их при записи многих инструментов, в том числе и акустических гитар. Эти микрофоны имеют естественную направленность типа «восьмёрка», что весьма полезно для вышеописанного способа. (Стоит сказать, что Майк Сеньор в своей статье «Запись акустической гитары» характеризовал их как очень мягкие и тёплые, и подходящих, в основном,  только лишь для записи откровенно ярких и скрипучих гитар). 

Вы можете улучшить разделение, если переключите гитарный микрофон в режим восьмёрки и направите его так, как показано на фотографии, то есть, чтобы его мёртвая зона смотрела в рот певца. Здесь также изображён стереофонический ленточный микрофон (вверху слева) и его мёртвая зона также направлена в эту точку.


Выбирая вместо конденсаторных микрофонов ленточные (вверху) или даже динамические (внизу) Вы сможете радикально изменить записанный гитарный звук.

Если Вы послушаете звуковые примеры, то сможете сравнить количество утечек, поднятых разными микрофонами, находящимися в одной позиции в области соединения грифа и корпуса. Были использованы следующие модели: конденсаторный кардиоидный микрофон с малой диафрагмой Neumann KM84 (направлен под углом 45° вниз), конденсаторный с большой диафрагмой AKG C414EB в режимах «кардиоида» и «восьмёрка», кардиоидный динамический AKG D19, ленточный Oktava ML51. На мой взгляд, все они прежде всего показывают, что если на гитаре играют достаточно громко, то уровень утечек вторичен относительно изменения тональности самой гитары, вызванной сменой микрофонов и способа их расположения. Иными словами, различия гитарного звука, захваченного ленточным, конденсаторным и динамическим микрофонами, скрывают любые различия в уровне вокальных утечек.

Разделение становится реальной проблемой, если гитарная партия включает тихие и нежные места, поэтому здесь, возможно, потребуется воспользоваться всеми вышеупомянутыми уловками, чтобы минимизировать проникновение вокала. В случае необходимости, не бойтесь изменять расположение микрофонов от песни к песне. И если одна песня содержит и нежный перебор, и громкий энергичный бой, можно даже попробовать установить большое количество микрофонов, чтобы захватить правильный звук для каждой секции.

В тех ситуациях, когда Вы знаете, что вокальные утечки предоставят проблемы, попробуйте для начала установить вокальный микрофон, и потом попросить исполнителя играть и петь, пока Вы будете искать правильную позицию для гитарного микрофона. Этим путём Вы сможете в определённых пределах управлять тоном гребенчатой фильтрации, неизбежно возникающей в результате взаимодействия вокального микрофона и голосовых утечек. Аналогичные манипуляции применяются и при стереофонической записи. Звуковые примеры показывают, что если в миксе больше ничего нет, то два панорамированных в противоположные стороны гитарных микрофона и размещённый строго в центре вокальный микрофон очень «вкусно» заполняют звуковое поле. Причём, этот эффект очень трудно достижим при использовании только лишь одного гитарного микрофона. Решающая вещь здесь – это проверка в моно: чем больше микрофонов, тем больше у противофазы шансов разрушить Ваши усилия. 

Даже если Вы регулируете в данный момент только один микрофон из всего набора, слушайте их всех, чтобы понять, как они взаимодействуют друг с другом.

Вокальные микрофоны

При выборе микрофона для озвучивания «верхней половины» гитариста мы будем руководствоваться теми же принципами, что и при записи гитары. Иными словами, наша цель – получить хороший вокальный звук с минимальным проникновением гитары. Стоит отметить, что большинство «нормальных» методик записи вокала успешно справляется с этой задачей. Если певец имеет сравнительно сильный голос, и Вы используете обычный конденсаторный микрофон с большой диафрагмой и помещаете его максимально близко ко рту исполнителя (конечно, с учётом удобства пения), то получите хороший вокальный уровень с весьма небольшим количеством утечек. Я предпочитаю устанавливать микрофон на расстоянии 4 дюйма или около того. При этом надо следить, чтобы исполнитель не слишком сильно перемещался относительно него. Обычно, я стараюсь избегать поп-фильтров, поскольку считаю, что они окрашивают звук. Но если микрофон стоит прямо перед ртом, то всё равно потребуется что-то, что уменьшит поппинг и защитит диафрагму от увлажнения. 

Чтобы улучшить разделение, попробуйте переключить микрофон на восьмёрку. Чтобы продемонстрировать это, я записал ряд звуковых примеров, где использовался один и тот же микрофон с режимами «всенаправленный», «кардиоида» и «восьмёрка». Вы можете заметить, как уменьшается уровень гитарных утечек при переключениях, хотя это далеко не всё. Тональность утечек становится более окрашенной, поскольку в последних двух режимах она становится внеосевым источником. Кроме того, Вы должны заметить усиление басов, возникающее благодаря эффекту близости при переключении на кардиоиду, и особенно на восьмёрку.

Но что более всего озадачивает в этих примерах, так это то, насколько заметно изменение тембра вокала в области высоких частот. Многие микрофоны с переключающимися режимами направленности имеют слышимые различия частотной характеристики в кардиоидном, всенаправленном и «восьмёрочном» режимах. И когда источником является человеческий голос, эти маленькие различия могут стать очень заметными. На мой слух, кардиоида в этих примерах звучала намного лучше, чем восьмёрка, и уменьшение гитарных утечек легко перевешивается более искрящимися вокальными верхами. Эти различия не обязательно будут настолько очевидными для любого микрофона, но это весьма важный аспект, о котором глупо забывать.

Собственно говоря, звуковые примеры показывают, что если требуется максимально уменьшить уровень гитарных утечек, то лучший способ – это очень близко поставить микрофон ко рту певца. Вы не можете сделать это, пользуясь типичным студийным конденсаторным микрофоном, но вполне можете реализовать при помощи динамического. Поэтому, я записал Грега, взяв Shure SM7. Я выбрал этот микрофон, потому что у него есть насадка из вспененного материала, предохраняющая от поппинга. Некоторый низкочастотный грохот всё ещё был заметен, но я думаю, всё это можно будет исправить при сведении, поскольку разделение получилось просто великолепным (Грег пел на расстоянии примерно один дюйм). Но, хотя SM7 и записал весьма хороший и пригодный для дальнейшего использования вокал, на мой слух, он и рядом не стоял с Neumann. Лично я, предпочёл бы лучший вокал увеличенному разделению. (Если Вы хотите получить и хорошее разделение, и чистоту конденсаторных микрофонов, попробуйте проверить некоторые современные сценические модели, как например Neumann KMS105, Sennheiser e965, AKG C5 или Shure Beta 87a.)

Переключаясь на восьмёрку, Вы можете значительно уменьшить уровень проникновения гитары. Хотя, если это ключевой аспект, лучше воспользуйтесь микрофоном, который можно поместить очень близко ко рту исполнителя. Например, динамическим Shure SM7, который изображён на этой фотографии.

Поскольку Грег весьма хорош как гитарист и певец, то любой из этих методов прекрасно с ним работает. Но далеко не во всех случаях всё настолько гладко. Например, если сибилянты представляют проблему, то при записи обычного певца я бы просто отодвинул микрофон подальше и направил бы его немного вниз. Однако, такой вариант не пригоден для поющего гитариста, поскольку вокальный микрофон начинает смотреть прямо на гитару и ни о каком разделении речь уже не может идти. Самый успешный метод, который я смог найти для борьбы со «свистунами», это ленточный микрофон, установленный ниже рта исполнителя. Таким образом, певец поёт выше него, но при этом мёртвая зона всё ещё смотрит на гитару. Ленточные микрофоны имеют более тёмное звучание, нежели конденсаторные, и поэтому менее склонны к подхватыванию сибилянтов. Конечно, результирующее звучание трудно назвать совершенным, но разделение получается неплохим и сибилянты значительно уменьшаются.

Особую проблему доставляют исполнители, постоянно вертящие головой. При использовании любого направленного микрофона, уровень и тональность вокала будут дико изменяться, поскольку певец то смотрит вниз, оценивая, правильно ли его пальцы щиплют струны, то вверх. Если Вы не можете никак помешать этому, то у Вас, в общем, есть только два варианта. Первый, это поставить микрофон подальше или использовать менее направленную характеристику. Второй – использовать петличный или наголовный микрофон. В крайнем случае, Вы можете попробовать максимально заглушить своё помещение и применить одну из методик с использованием отдалённых микрофонов. 

Сведение

После того, как запись уже сделана, возможностей исправить какие-то огрехи остаётся не так уж много,  поскольку источников всего два, и замаскировать косяки чем-то другим уже не получится. Конечно, можно предпринять некоторые спасательные процедуры, но зачастую лекарство бывает хуже болезни, так что будьте осторожны. Например, если присутствуют слышимые фазовые проблемы между вокальным и гитарным микрофонами, и Вы можете идентифицировать вокальные события внутри гитарного трека, то попробуйте «пододвинуть» вокальный трек на десяток-другой сэмплов, чтобы выровнять фазы. Иногда это неплохо помогает. Кроме того, если Вы используете один из методов, направленных на увеличение разделения, то сможете обнаружить, что иногда можно довольно безболезненно заменить кривой фрагмент аналогичной секцией из другого дубля.

Стоит помнить, что компрессия вокального или гитарного треков поднимает уровень любых утечек, содержащихся там. Так что, будьте аккуратны с установкой порога. Впрочем, поскольку этот вид музыки сам по себе достаточно деликатен, то я предпочитаю использовать компрессию по минимуму, а вместо этого больше пользоваться автоматизацией, чтобы динамически регулировать изменения уровня. Получение правильного баланса между вокалом и гитарой может стать весьма трудной задачей, поэтому, если потребуются радикальные шаги, не бойтесь совершать их. Кроме того, не слишком агрессивно глушите вокальный трек в тех местах, где исполнитель не поёт. Дело в том, что если там будут содержаться утечки от гитары, то в момент появления вокала её звучание может внезапно измениться.

Одно из главных преимуществ наличия разделения между вокалом и гитарой заключается в том, что можно использовать различные типы реверберации (или одну, но  с разным уровнем) на каждом источнике. Моё личное предпочтение для вокала – это подобие листового ревера с большой предзадержкой и, возможно, лёгким slapback-эхом. А на гитаре, для контраста, можно использовать более натуральную реверберацию, возможно, преимущественно содержащую ранние отражения. Это добавит ей немного жизни и энергии. Разделение также позволит независимо эквализовать источники, хотя учтите, что любое высокочастотное повышение на вокале сделает гитарные утечки более заметными. Если в качестве основного источника гитарного звука Вы вынуждены использовать звукосниматели, то, возможно, Вам потребуется более радикальная эквализация или даже многополосная компрессия. Дело в том, что магнитные и пьезодатчики часто выдают слишком много средних частот, которые должны быть обузданы, если Вы пытаетесь добиться естественного звучания.

Пара слов о звукоснимателях

Ещё не изобретены способы, позволяющие захватить вокал, полностью свободный от проникновения гитарного звука. Хотя для гитары такие способы есть. Речь идёт о звукоснимателях. Практически у каждого гитариста, выступающего на сцене, будет инструмент со встроенными звукоснимателями. А для гитар, изначально не снабжённых ими, можно приобрести дополнительные аксессуары, типа магнитных датчиков, устанавливаемых в розетку.

Пьезобриджи и магнитные звукосниматели дадут гитарный сигнал, полностью свободный от вокальных утечек. Только этот звук будет, мягко говоря, не совсем похож на акустическую гитару. Обычные пьезодатчики, расположенные под бриджем, часто дают противный пластмассовый тембр, так ненавидимый мной. Звучание магнитных датчиков не настолько раздражающее, но тоже далёкое от реальности.

За последние годы мы видели много технологических решений, направленных на получение реалистичного звучания акустической гитары от звукоснимателей. Они включают систему Taylor Expression, различные звукосниматели, комбинирующие встроенный конденсаторный микрофон с магнитными или пьезоэлементами, а также цифровые процессоры D-Tar Mama Bear или Fishman Aura, использующие многополосную динамическую обработку для восстановления частотного баланса. Одни из этих решений работают лучше, другие – хуже, но если выбрать правильную гитару и сделать правильные настройки, то Aura, например, может дать очень неплохие результаты.

В принципе, если у гитары есть звукосниматели, то ничто не мешает заодно записать и их. Это будет как бы «подушка безопасности», если вдруг с микрофонной записью что-то случится непоправимое. Помните только, что пассивные пьезодатчики желательно подключать к высокоомным входам, поэтому используйте соответствующие предусилители вместо обычных линейных и микрофонных входов. Кроме того, не будет лишним приобрести в дополнение к своему студийному арсеналу какой-нибудь недорогой съёмный датчик, поскольку некоторые гитаристы играют настолько тихо, что вокал просто забивает инструмент.

Тем не менее, я бы лично никогда не полагался исключительно на звукосниматели, если не очевидно, что будет масса утечек от других источников в помещении (например, если поющий гитарист играет вживую вместе с барабанщиком и басистом). Установка одного или двух гитарных микрофонов и поиски их лучшего расположения не должны занять много времени, и независимо от того, насколько хорошо звучат звукосниматели, Вы вряд ли пожалеете о том, что есть дополнительные варианты для микширования.

Грег играет на акустической гитаре производства Martin, и её никак нельзя назвать дешёвым инструментом. Но, даже в этом случае, на звуковых примерах слышно, что без дополнительной обработки её пьезобридж звучит не очень приятно.

Звуковые примеры

1A-1E
Здесь я записал пять исполнений с различными настройками микрофонов. Я хотел дать Вам некоторое представление о том диапазоне звуков, который может быть достигнут при их помощи. В первых трёх и последнем, Грег пел в конденсаторный Neumann U77 с кардиоидной направленностью; в четвёртом примере использовался Shure SM7B. Пять примеров показывают различные варианты выбора гитарных микрофонов: пара кардиоидных конденсаторных Neumann KM84 с малой диафрагмой; один конденсаторный с большой диафрагмой AKG C414EB в режиме восьмёрки; пара ленточных Oktava ML51; пара динамических AKG D19. Кроме того, записан и сигнал с пьезодатчика. Компрессия и эквализация нигде не использовалась (за исключением HP-фильтра), хотя вокальный уровень управлялся при помощи автоматизации. К вокалу было добавлено немного листовой реверберации с предзадержкой примерно 80 мс и LP-фильтром со срезом 5 кГц. К гитаре добавлена яркая room-реверберация.

2A-2B
По моему опыту, утечки вокала в гитарном микрофоне обычно предоставляют больше проблем, чем наоборот. В этих двух примерах показано то же самое исполнение, записанное с Neumann на вокале и AKG C414 на гитаре. В обоих микрофонах выбрана кардиоидная направленность. В первом примере можно услышать, что вокальная утечка в гитарном треке при микшировании приводит к заметной и непривлекательной гребенчатой фильтрации (к примеру, обратите внимание на слово «best» в конце первой фразы). Второй пример это та же самая запись, только здесь я переместил вокальную партию на несколько сэмплов, чтобы сфазировать её с утечками в гитарном треке. Вы можете услышать, что у вокала стало более полное и громкое звучание.

3A-3F
В этих шести примерах показано, насколько можно изолироваться от вокала, используя различные микрофоны и способы их размещения. В первых двух примерах использованы, соответственно, конденсаторный кардиоидный Neumann KM84 и динамический AKG D19. Оба микрофона направлены вниз на точку соединения грифа и корпуса. В третьем и четвёртом примерах использован конденсаторный AKG C414 в режимах «кардиоида» и «восьмёрка». В пятом записан ленточный Oktava ML51, а в шестом – сырой сигнал со звукоснимателя. Обратите внимание на изменение уровня и тональности вокальных утечек.

4A-4D
Эти четыре примера выстроены в порядке увеличения изоляции вокального микрофона от гитарных утечек. В первых трёх Грег пел в Neumann U77 с режимами «всенаправленный», «кардиоида» и «восьмёрка». В последнем примере применялся Shure SM7B. Обратите внимание, как изменяется тональность вокала при переключениях режима направленности в U77.

5A-5H
Здесь представлены, так сказать, «пуристские» подходы, предлагающие рассматривать поющего гитариста как единый звуковой источник. Было сделано три монофонических записи при помощи только лишь Neumann U77, и пять стереофонических с использованием различных совмещённых и полусовмещённых методик. Заметьте, что во всех этих примерах баланс между гитарой и вокалом оставляет желать лучшего.

Звуковые примеры находятся здесь:
http://media.soundonsound.com/sos/jul12/audio/rsg/SOS-Rec-Singing-Guitarists-Jul12.zip

Опубликовано в журнале Sound on Sound в июле 2012 года


Перевод подготовил Бережной Вячеслав
www.unisonrecords.org


Загрузка беседы