Сэм Инглис. «Партизанская звукозапись»: Как записать рок-группу в нестудийных условиях

Опубликовано в журнале Sound on Sound в июне 2010 года

Сэм Инглис

Как и у многих наших читателей, у меня в доме есть чердак, который я иногда называю студией. И это далеко не AIR Lyndhurst. Нет никакой контрольной комнаты, никакого тон-зала, никаких вокальных кабин. И вообще, места мало даже для того, чтобы могла порезвиться кошка. Нет, я конечно могу записать здесь вокал или акустическую гитару, но чтобы целиком рок-группу? Никаких шансов…

Цены на недвижимость и соседи вряд ли поспособствуют изменению этой ситуации. Всё же, как и многие читатели SOS, я не хочу ограничиваться только записью вокала и акустической гитары. Запись коллективов – это невероятно захватывающее занятие, не говоря уж о том бесценном опыте, который можно приобрести в процессе. Таким образом, я не хочу, чтобы мои стеснённые условия помешали в этом.

Если Вы, как и я, хотите записать рок-группу, но домашние условия препятствуют этому, то у Вас есть два варианта. Первый – арендовать чью-то студию. Это прекрасный вариант, но только если кто-то за него заплатит. Второй – найти помещение, которое используется для совершенно других целей, но в котором можно осуществить запись. Именно этот вариант мы и исследуем.

Поиск таких мест может охватить огромный диапазон сценариев. Одна крайность – это нанять на месяц Headley Grange с припаркованной мобильной студией Rolling Stones. Или убедить Лондонскую филармонию сдать на выходные Barking Town Hall. Другая – использовать простой стереорекордер, подключенный к пульту во время выступления группы в каком-нибудь клубе. Тем не менее, в этой статье пойдёт речь о проблеме, с которой рано или поздно придётся столкнуться некоторым нашим читателям: не нанимая студию, сделать многодорожечную, по большей части живую запись рок-группы.

Найти группу

Вы должны тщательно подойти к планированию предстоящий записи. И Вы, и группа будете вне своих «зон комфорта», и чем больше Вы проведете предварительной подготовки, тем лучше. Следует помнить, что в большинстве случаев Вам предоставят помещение на не очень продолжительное время, так что постарайтесь сделать всю подготовку заранее.

Первое, что следует сделать, это найти группу, согласную стать Вашей жертвой. Не тратьте понапрасну время, пытаясь записывать коллективы, музыка которых Вам не нравится (или тех, кто не может связать и трёх нот). Никому это не доставит радости. Я уверен, в Вашей округе имеются хорошие группы, которые могут согласиться на подобный эксперимент. Однако, когда чуть ли у всех сейчас имеются студии с количеством дорожек, большим чем когда-либо было у Биттлз, то не стоит удивляться, что Ваше предложение будет встречено без особого экстаза. Выбирая группу для предстоящей записи, не ведитесь на демки или чьи-то похвальбы. Лично удостоверьтесь, что Вы видите хорошую живую группу. Ваша объединённая миссия – захватить живой кач, драйв и энергию группы, а не сделать сладкую глазированную студийную конфетку.

Группа, которую я записывал в качестве примера для этой статьи, называется The Incredible Flight of Birdman. Это инди-рок-квартет, который недавно выпустил свой дебютный сингл «Where I Can’t See You» (WET Records). Я был на нескольких их концертах, и знал, что они являются сильными музыкантами, с хорошо отыгранным репертуаром. Но даже тогда, когда Вы завоевали доверие группы и вызвали у них энтузиазм своей идеей, может пройти довольно значительное время, прежде чем Ваш дерзкий план осуществится. Потребовалось несколько месяцев, чтобы найти день, когда мы все были свободны.

Разумно ожидать, что перед такой записью группа как следует репетировала. Объясните им, что Вы не будете записывать их трек за треком. Ваша задача – сделать снимок искусного, чёткого живого исполнения. Стоит упомянуть, что Вы сможете захватить более лучший звук, если музыканты поставят перед записью новые струны и новые пластики. И не забудьте обменяться номерам телефонов…

Найти помещение

Как только Вы нашли свою группу, следующая задача – найти помещение, пригодное для такой записи. Выбирая его, следует смотреть с двух точек зрения. Первая – это точка зрения звукоинженера. Какая акустика у этого помещения, и как она соответствует звучанию группы? Какое разделение можно получить между инструментами в случае необходимости? Достаточно ли там места, чтобы разместить всех музыкантов и аппаратуру?

Однако, Вы должны рассмотреть и практические аспекты. Как далеко оно находится? Есть ли места для стоянки? Где можно пообедать? Придётся ли платить за использование помещения, и сколько времени им можно будет пользоваться? Позволяет ли электропитание подключить аппаратуру? Люди будут жаловаться на шум? Не слишком ли шумное само это помещение? Не забывайте, что обстоятельства могут измениться, и если в данный момент с шумами нет никаких проблем, то это не значит, что всегда будет так.

Если Вы не живёте на Северном полюсе, то почти наверняка будут десятки, если не сотни подходящих помещений в пределах нескольких километров от Вашего дома. Церкви, офисы, фермы, школы и детские сады – у всех есть потенциал стать выездным «филиалом» Вашей студии. У школ есть несколько преимуществ. С одной стороны, они почти всегда находятся на достаточном отдалении от других зданий, поэтому Вы не будете раздражать соседей. С другой стороны, внутри школ много различных комнат, среди которых можно подобрать наиболее подходящую.

Опасайтесь заказывать помещение, предварительно не посмотрев на него лично (даже если оно рекомендовано группой). Когда музыкант говорит, что у комнаты «отличная акустика», то это обычно означает, что там настолько много реверберации, что даже басист замечает её. Я когда-то потратил впустую день, делая запись в средней школе, где «отличная акустика» обозначала, как оказалось, ряд совершенно квадратных 30-футовых коробок без какой-либо мягкой обивки.

При записи примеров к статье я нарушил это золотое правило. Но я знал, что когда мой помощник Стив Фентон рекомендовал мне школу, в которой учатся его дети, то он убедился, что она будет пригодна для нашей цели. Стив также привлёк на нашу сторону завуча и смотрителя школы. Таким образом, в одно из воскресений мы приехали туда. На всё у нас было время с 10 утра до 17 вечера.

Выбор лучшей комнаты

Чтобы найти наиболее подходящую для нашей задачи комнату, я заставил барабанщика Роба Фишера снять малый барабан и походить с ним по школе, ударяя палочкой по пластику. Стив и я слушали, как комнаты отзываются на эти удары.

Сначала мы соблазнились главным залом, в котором стояло хорошее пианино. Но у этой группы нет клавишника, и помещение было слишком большим и реверберирующим, чтобы быть подходящим для рок-группы. Более обнадёживающим был школьный вестибюль: достаточно большой, с высоким потолком, с твёрдой облицовкой и большим количеством углов, помогающих рассеять отражения. У него было живое и яркое окружение, идеально подходящее для больших роковых барабанов.

Тем не менее, немного поразмыслив, мы решили, что более нейтральная акустика будет безопаснее. Таким образом, мы обратились к «услугам» одной из классных комнат. Она была больше чем вестибюль, имела наклонный потолок и ряд окон вдоль одной стороны. Но толстый ковёр и другая обстановка сделали её акустику более спокойной. Если Ваша цель не состоит в том, чтобы использовать в своих интересах специфическую акустику помещения, то лучше не «доложить» реверберации, чем «переложить». В конце концов, Вы всегда сможете добавить реверберацию на стадии миксдауна, но не сможете убрать её избыток в исходном звуке. К тому же, если Вы не сможете изолировать басовый и гитарные усилители, то живая акустика предоставит Вам много неприятностей с взаимными помехами от разных инструментов.

Оборудование

Если бы я был пуристом, то мой метод был бы таким: сбалансировать всё вживую и записать на стереотрек. Подобный подход вызывает дрожь в коленках даже при записи такой музыки, как блюграсс, а если попробовать применить его для записи рок-группы, то у Вас вообще должны быть стальные яйца. Мы предположим, что Вы всё-таки собираетесь записывать в многодорожечном формате для дальнейшего миксдауна (и, возможно, для дополнительных наложений).

Таким образом, понадобится многодорожечный рекордер. Это может быть цифровая портостудия, такая, как Roland серии VS или Yamaha серии AW; или автономный многодорожечный рекордер – как iZ RADAR или Mackie MDR, соединённый с соответствующим микшером; или компьютер с многоканальной звуковой картой. Если бы у меня был выбор, то я, скорее всего, обратился бы ко второму варианту. Он предлагает простоту использования и стабильность, а также хорошую гибкость для создания различных мониторных миксов. К сожалению, у меня нет большого многоканального рекордера, поэтому пришлось делать запись на ноутбук под управлением Windows. Я воспользовался возможностью, чтобы испытать новый USB-аудиоинтерфейс Tascam US2000. У него восемь микрофонных входов и шесть линейных (в них я посылал сигнал с канальных инсертов моего рэкового микшера Ashly MX508), так что я мог одновременно писать 14 каналов. Этого было достаточно, чтобы записать все близкие микрофоны, оверхэды, микрофоны комнаты, скретч-вокал и DI-сигналы с инструментов.

Ясно, что кроме всего этого потребуется масса другого оборудования. Поэтому, до того, как начнётся сессия записи, следует проверить, всё ли у Вас есть в наличии. Достаточно ли микрофонных стоек и кабелей? Подходят ли они к Вашему оборудованию? (До недавнего времени я часто сталкивался с проблемой подсоединения двух выходов звуковой карты к единственному входу на усилителе для наушников). Кроме того, узнайте, что собираются принести с собой члены того коллектива, которого Вы будете записывать. Вы ж не собираетесь закончить ситуацией типа «Но я же думал, что вы возьмёте басовый усилитель!»

Забудете донгл – и капец!

Не забывайте и о других, менее очевидных пунктах, которые также могут нарушить Ваши планы. В первых строках моего списка будут переноски и удлинители для наушников, USB-донглы, запасные батарейки, тестер, шестигранные ключи и отвёртки, паяльник, карандаш и бумага для записей и т.п. Аналогично должна быть подготовлена и система записи. Удостоверьтесь, что достаточно места на жёстком диске. Если Вы пользуетесь компьютером, заранее настройте темплейт проекта, с готовыми сконфигурированными дорожками. Не сваливайте все кабеля в одну кучу – аккуратно смотайте их по отдельности, и, желательно, нанесите на их концы цветовую маркировку.

Мониторинг

Вам надо будет решить две основные задачи. Первая – записать живое исполнение группы и получить хорошо звучащий результат. Вторая – настроить всё так, чтобы музыканты слышали, что они играют, и были в состоянии работать с полной отдачей.

Слишком легко пренебречь второй задачей в пользу первой, но именно этот вопрос следует с самой тщательностью рассмотреть задолго до того, как Вы приступите к записи. Если повезёт, Вы сможете найти группу, которая не нуждается ни в каком виде мониторинга – к примеру, если они исполняют акустическую музыку и сами могут подстроить баланс во время игры. Или, возможно, они настолько искусны и так хорошо знают свой материал, что им достаточно только буц-буц от барабанов. Но в подавляющем количестве случаев Вам придётся оказать группе некоторую помощь. Вы сможете сделать это, используя два варианта: а) надеть на всех наушники и подать туда мониторный микс; б) использовать колонки (PA-систему).

Второй вариант приносит очевидные проблемы. Используя колонки, Вы усиливаете взаимные помехи между инструментами. Но, с другой стороны, у многих музыкантов получается играть лучше без наушников, и если Вы хотите захватить максимальный драйв и энергию, то можете попробовать пойти этим путём. В целом, при таких «партизанских» условиях довольно мало возможностей для полного устранения взаимных акустических помех, но это часто добавляет треку кача и живости. Взаимные помехи (утечки) – не обязательно проблема. Конечно, если тон этих утечек неприятен, или если они оказывают негативное влияние на звук инструментов, или если они приходят от чего-то, что не войдёт в финальный микс – то, конечно, их следует максимально подавить. Последний случай часто характерен для голоса – но немного утечек от скретч-вокала могут сослужить для Вас неплохую службу во время миксдауна. Когда Вы потом запишите отдельный вокальный трек и будете укладывать его в микс, то утечки дадут вокалу дополнительную глубину и объём (почти как реверберация).

Естественно, следует постараться разместить эти колонки так, чтобы избежать плохо звучащих утечек, но при этом гарантировать, что все всё слышат. Лучше получить больше помех, чем сделать так, чтобы музыканты играли ужасно из-за того, что они не могут услышать себя. И если барабанщик не слышит бас или электрогитары, то, вероятно, лучше переместить поближе к нему усилитель (комбик), а не увеличивать уровень этих инструментов в общих колонках.

Я заранее расспросил музыкантов о различных вариантах, и они уверили меня, что с мониторингом в наушниках не будет никаких проблем. К тому же, они хотели попробовать применить метроном на некоторых песнях, так что колонки отпадали. Я был очень рад, что проверил и спланировал вещи заранее, поскольку оказалось, что Tascam US2000 не может сделать нужный мне низколатентный мониторный микс. Я хотел, было, использовать для этой цели возможности Cubase Control Room, но потом отказался от этой идеи. (Надо устанавливать очень малое время задержки, а это очень нагружает систему – так что я решил не рисковать). Однако, зная, что скорее всего музыкантам понадобится контролировать только вокал, бас и гитару, я зарезервировал для этих источников микшер Ashly. И непосредственно с него подал сигнал в усилитель наушников.

Будет неплохо, если Вы заранее начертите схему, отображающую все главные потоки звукового сигнала в той системе, которую Вы собрались использовать при записи. Визуальное представление поможет определиться с тем, какое оборудование понадобится и какие могут возникнуть проблемы.

Настройка

Планируйте заранее, как Вы будете размещать оборудование группы, и как будете снимать сигналы с инструментов. Это поможет рационально использовать Ваше время. Не забывайте, что Вы пишите практически в полевых условиях, а не в Studio Two в Abbey Road. Если Вы потратите слишком много времени на настройку, то, во-первых, это будет раздражать музыкантов, и, во-вторых, у Вас останется мало времени на запись как таковую. А ведь это конечная цель всего мероприятия. Таким образом, принимайте решения заранее; если это невозможно – решайте быстро, и по возможности придерживайтесь безопасных вариантов.

Один из фундаментальных вопросов, который следует решить как можно раньше, звучит так: исполняя роль звукоинженера, где Вы собираетесь находиться – в одной комнате с группой или в изолированном помещении? Последний выбор не всегда практичен, и часто трудноосуществим. Но он значительно облегчает контроль за тем, что же в действительности приходит на вход рекордера и позволяет слушать через мониторы. Если Вы решите пойти этой дорогой, то Вам потребуется stage box (выносной коммутационный модуль) и достаточно длинный многоканальный кабель. Кроме того, надо будет организовать переговорную систему, чтобы Вы могли общаться с музыкантами.

Вид сверху (между оверхэдами). Поскольку у меня не было возможности изолироваться от группы, то пришлось установить всё оборудование в одном помещении (вверху слева). Это место, находящееся примерно посередине оконной стороны комнаты, стало центром всех соединений. Игрушечный домик (вверху справа) послужил своеобразным экраном от басового усилителя.

Но мне больше нравится находиться в одной комнате с музыкантами: это проще организовать, это прикольнее, и позволяет Вам вживую взаимодействовать с музыкантами и поощрять их записать более живое, энергичное и качовое исполнение. (Стоит упомянуть, что у меня нет ни stage box, ни мультикабеля – так что это практически исключает любой другой вариант).

Нехватка времени и практически полное отсутствие изоляции означают, что размещение и настройка микрофонов становится менее «научным» процессом, чем это могло бы быть в условиях нормальной студии с контрольной комнатой. Если Вы уже испытали методики микрофонного съёма звука с различных инструментов и доверяете им, то самое время достать их из шкафчика. Если Ваше звукооператорское место находится в одной комнате с музыкантами, Вы можете попробовать два способа точной настройки своих микрофонов. Первый – одеть наушники, включить их погромче и попросить кого-то, чтобы он по Вашей команде перемещал микрофон (микрофоны). Второй – сделать ряд пробных записей, каждый раз регулируя положение микрофонов. Первый вариант хорошо работает с акустическими инструментами и усилителями. Второй – в данных условиях это практически единственный способ настроить микрофоны для барабанов.

Размещение барабанов

Мы установили барабанную установку Роба в конце классной комнаты – близко к большим окнам и там, где потолок имел наибольшую высоту. Такое расположение помещало барабаны в несколько стеснённое пространство, и было бы лучше, если б они просто стояли посередине комнаты. Но тогда они загромождали всё место, а я хотел, чтобы музыканты чувствовали себя удобно и могли перемещаться.

Мне пришлось нарушить ещё одно своё правило – не использовать незнакомые микрофоны. (Не то, чтобы эта модель мне не была знакома, просто я лишь недавно купил второй AKG D224E и не успел испытать пару этих микрофонов в качестве оверхэдов). Я решил следовать обычной практике при размещении барабанных микрофонов: AKG D224E стояли выше и сзади барабанщика (равноудалённые от малого барабана); малый барабан и напольный том записывались микрофонами Beyer M201; навесные томы снимались при помощи AKG D19 и D24 (чтобы ни говорили, по сути дела это один и тот же микрофон); звук басового барабана захватывался микрофоном AKG D202. Я предпочёл установить оверхэды довольно высоко, чтобы они захватили сбалансированный звук всей установки плюс некоторое окружение комнаты (если разместить оверхэды близко к барабанам, то потребуется использовать дополнительный микрофон комнаты и потом искать их взаимный баланс во время миксдауна). Такой подход может привести к проблемам, если в громкой рок-группе тихий барабанщик – далеко расположенные оверхэды могут поднять слишком много утечек от гитар или баса. Но я знал, что с Робом такие проблемы мне не грозят.

Чтобы уменьшить уровень тарелок, проникших в микрофоны малого барабана и том-томов, я уговорил Роба поднять тарелки немного повыше. К счастью, мы быстро получили очень неплохой звук, так что большую часть времени мы потратили на точное размещение микрофона басового барабана. Роб один из тех счастливых барабанщиков, кто чувствует и понимает настройку, и поэтому старается освежать пластики на своём инструменте. Таким образом, мы не тратили понапрасну время, пытаясь что-нибудь подкрутить или разыскивая раздражающие скрежеты. Единственно, навесные томы немного резонировали в ответ на удары бочки. Однако, лекарство (наклейки Moon gel на нижних пластиках), было ещё хуже, чем болезнь, поэтому мы решили не заморачиваться и оставить всё как есть.

Бас и гитара

От баса Дуга Стюарта ожидалось больше проблем с утечками, чем от гитарного усилителя. Поэтому я установил басовый усилитель в угол позади игрушечного домика. Мой план состоял в том, чтобы записать не только микрофон, но и DI-сигнал с усилителя. Потребовалось несколько минут, чтобы найти удовлетворительное положение для Sennheiser MD509. Звук, излучаемый усилителем, был с преобладанием средних частот, и я пытался воспользоваться эффектом близости, чтобы компенсировать это. Но все мои попытки приводили только лишь к излишне гудящему тону. В конце концов, я добился каких-то удовлетворительных результатов. Потом я был очень рад, что не поленился потратить на это время, поскольку DI-сигнал усилителя «умер», как только мы приступили к записи.

Басовый усилитель Дуга Стюарта был помещён так, чтобы угол стены скрывал его от барабанов. Мы хотели записать как DI-сигнал, так и микрофон, но у усилителя оказались свои планы на этот счёт.

До некоторой степени, самым проблематичным инструментом оказалась гитара Рича Йетса. И снова, предварительная подготовка и планирование помогли мне здесь. Побывав на их концертах, я знал, что Рич использует много реверберации и задержки от цифрового процессора мультиэффектов. Я не хотел, чтобы эти эффекты связали мне руки и ограничили мои варианты при миксдауне. Таким образом, вместе с микрофоном усилителя я также хотел записать и чистый гитарный сигнал (для целей ре-ампинга). Для этого я решил использовать свой директ-бокс/сплиттер ART A/B/Y. Кроме того, я надеялся, что это поможет мне избежать дилеммы с панорамированием, когда придётся компоновать микс из одиночного трека гитары, баса и барабанов. Настройка микрофона на гитарном усилителе потребовала некоторого напряжения мозговой деятельности. Я не хотел, чтобы микрофон захватил слишком много басов и низкой середины, потому что бас-гитара и так прекрасно заполняла этот диапазон (к тому же, бас-гитара очень заметна в саунде «Продавца птиц»). С другой стороны, близкий микрофон разоблачил склонность усилителя Laney к резким и пронзительным обертонам. А эти качества мне никак не хотелось подчёркивать.

Я очень хотел получить от гитары не «замаранный» эффектами сигнал, поэтому использовал сплиттер ART A/B/Y, чтобы отхватить «кусочек» исходного чистого звука, прежде чем он пройдёт через процессор эффектов Zoom и усилитель Laney.

Я решил, что из имеющихся в наличии микрофонов лучшим выбором будет гиперкардиоидный ленточный Beyer M260. У него имеется характерная для лент гладкость в высоких частотах без слишком большой гулкости в басах. После продолжительных экспериментов мы закончили тем, что установили его практически по центру кабинета, где нашли приемлемый баланс между «яркостью» и «резкостью».

Рука помощи: В то время, как Рич Йетс играл, а я слушал, басист Дуг Стюарт перемещал микрофон вокруг гитарного усилителя.

Что-то всегда идёт не так, как надо, и в день записи у процессора эффектов случился припадок безумия, что привело к хаотичному изменению уровня эффектов во всех его пэтчах. Но хуже всего было то, что сплиттер подверг клиппингу мой желанный чистый сигнал. Я провёл несколько минут, пытаясь разыскать причину, но безуспешно. В контексте «партизанской» записи часто придётся решать такую дилемму: а) Эта проблема настолько плоха, что надо всё бросить и заняться её устранением; б) В принципе, с этим можно смириться и продолжить запись дальше. В этом случае, перепробовав все очевидные варианты (типа замены батарейки в директ-боксе), я сдался. Тем не менее, у меня был какой-никакой микрофонный сигнал, и я надеялся, что благодаря ре-ампингу можно будет использовать и повреждённый DI-сигнал.

Комфорт для группы и хороший мониторный микс – ключи к их самому лучшему исполнению.

Нику Осборну был выделен Shure Beta 57 – для скретч-вокала его вполне достаточно. Кроме того, у меня был ещё лежащий без дела Neumann KM84 и незадействованный канал в звуковой карте. Я решил использовать его в качестве микрофона комнаты. (Позже я подумал, что надо было установить его подальше от Ника, потому что он также поднял и его скретч-вокал. Но, что поделать – издержки «партизанщины»).

В таких военных условиях желательно использовать больший динамический запас (headroom) по входу рекордера, чем при работе в студии. Однако, в нашем случае, мне не пришлось сильно понижать уровни входных сигналов на звуковой карте, поскольку ребята хорошо управляли динамикой своей игры, и их материал был довольно устойчив по уровню. Наиболее вероятным источником неожиданных пиков стал гитарный усилитель – благодаря ополоумевшему процессору эффектов. Таким образом, я только лишь удостоверился, что у меня имеется достаточно динамического запаса, чтобы пережить все эти всплески.

Поскольку у меня был только один усилитель для наушников, я не мог предоставить каждому исполнителю свой индивидуальный микс (к примеру, барабанщику лучше, когда бас слышнее всего, вокалисту – когда гитара, и т.п.). И вообще, мой дешёвый усилитель от компании ART довольно плохо звучит, когда ему приходится конкурировать с громким барабанщиком. В конце концов, после некоторых проб, мы нашли такой баланс в мониторном миксе, который, как мне показалось, удовлетворил всех.

Я не стал брать с собой мониторы. У меня довольно неплохо получается работать в наушниках, к тому же, я знал, что у нас будет мало времени чтобы что-то в них выслушивать. (Нам и так пришлось тащить целую гору оборудования, и, честно говоря, мне было просто лень разбирать свою домашнюю студию, чтобы вытащить оттуда мониторы).

Запись

После трёх часов настройки началась ЗАПИСЬ – но не раньше, чем мы все пообедали (спасибо Стиву и его семье). Не забывайте создавать комфорт организму – даже если Вы, подобно стойкому оловянному солдатику, привыкли работать без отдыха и перерывов на обед, то музыканты вряд ли будут настолько аскетичны.

Теперь Вы должны стать не только звукоинженером, но и продюсером. Вы должны заставить группу сыграть с максимальным качеством, с максимальной энергией, с максимальным драйвом. К счастью, «Продавец птиц» - это хорошо сыгранный коллектив. Ребята отлично знали свой материал и понимали друг друга с полуслова. Короче говоря, мне практически не пришлось вмешиваться. По большей части, всё, что мне пришлось делать – это сидеть, следить за уровнями и иногда включать в наушниках солирование того или иного инструмента.

The Incredible Flight of Birdman полным составом: впереди певец Nick Osbourne; за ним (слева направо) барабанщик Rob Fisher, бас-гитарист Doug Stuart и гитарист Rich Yates.

Если Вы решили принести с собой мониторы, то можете сделать так, чтобы музыканты сразу же слушали, чего они там наиграли. Однако, вместе с последующим обсуждением, это может отъесть часть времени, выделенного на запись. Как правило, при таком способе записи группа будет играть каждую песню до тех пор, пока все не почувствуют, что вот – ОНО, ТО САМОЕ! Если Вы чувствуете, что группа сыграла что-то не так, немедленно обсудите это с музыкантами. Не ленитесь делать заметки. Не забывайте, что в случае необходимости, Вы можете скомбинировать наиболее удачные фрагменты разных дублей.

Не забывайте, что Вы будете работать в довольно жёстких временных рамках. И это также должны помнить и музыканты. Если они начинают отступать от плана, то не стесняйтесь направлять их. Если у группы не получается нормально сыграть какую-то песню, то лучше отложите её на потом. Если Вы знаете, что надо будет сделать дополнительные наложения, то постарайтесь оставить для них время (хотя, подобные вещи во многих случаях можно сделать в другое время и в другом месте).

Как Вы заметили, я очень много рассказывал о том, как мы настраивались перед записью, и практически ничего не сказал о записи как таковой. Цель такой «подпольной» записи - захватить мощное живое исполнение (практически концерт), а не складывать каждую песню из отдельных треков. Единственно, я немного подстраивал положение гитарного микрофона в зависимости от того, какой звук хотел Рич для конкретной песни. Всё остальное время, в основном, я просто наблюдал за индикаторами входных уровней.

Здесь схематически показано, как размещались люди и аппаратура в классной комнате. Также показаны потоки сигналов, идущих на запись и на мониторинг. (Игрушечный домик и прочие предметы интерьера не показаны).

Уходя – гасите свет…

Если Вы используете чужое здание, то должны уважать его владельцев. Это означает, что если Вы пообещали убраться в 17 часов, то к этому времени уже должны отчалить со всем своим оборудованием. (А не уговаривать ответственное лицо подождать полчасика, пока Вы не запишите последний, ну самый лучший дубль). И это означает, что Вы должны вернуть помещение в первозданный вид. Уберите мусор, вымойте посуду, верните мебель в исходное положение (соберите бутылки, окурки, использованные презервативы – хе-хе). К счастью, собраться обычно получается намного быстрее, чем настроиться. В нашем случае, понадобилось 45 минут, чтобы разобрать всю аппаратуру, и ещё 20 минут, чтобы привести класс в порядок.

После всего

Это очень возбуждающий момент – послушать в спокойной домашней обстановке, что же Вы там записали. Если во время сессии что-то было упущено или сделано не так, то это быстро станет заметно. Даже если Вы избежали явных косяков, то может стать жаль, что Вы сделали какие-то вещи именно так, а не иначе. Но если случилось самое страшное, и Вы закончили с полностью непригодным материалом – то это не конец света: это просто один день из Вашей жизни, а для группы – ещё одна репетиция. Не сильно убивайтесь по этому поводу. Учитесь на своих ошибках, звоните им, извиняйтесь и договаривайтесь сделать ещё одну попытку.

К счастью для меня, сырые треки не предоставили никаких пагубных неожиданностей. Барабаны записались очень неплохо, без клиппинга и проблем с противофазой. Басовый микрофон также захватил достаточно приличный звук (к сожалению, DI-сигнал с усилителя был утерян). В связи со сложившейся ситуацией, от гитары особо высококачественного звучания и не ожидалось, но быстрые эксперименты с Guitar Rig показали мне, что имеется возможность замаскировать клиппинг в DI-сигнале и заодно получить хорошую стереопанораму гитарного звука. Даже скретч-вокал звучал не очень плохо. Понятно, что наша «подпольная» запись никогда не будет звучать так гладко и блестяще, как их недавний студийный сингл. Но, несмотря на все шероховатости, мы захватили живую энергию и драйв так, как это редко получается в студии. И что самое главное – всё это было очень интересно и прикольно.

Благодарим рок-группу The Incredible Flight of Birdman, Стива Фентона и его семью, начальную школу Bourn Primary School.

Комментарии к звуковым примерам

Drums overheads raw
Исходные треки оверхэдов. Были записаны при помощи пары микрофонов AKG D224E, расположенных выше и сзади барабанной установки. К счастью, в них присутствует относительно мало помех от других инструментов, хотя можно услышать, как играет бас-гитара.

Drums: Close mics raw
Исходные треки близких барабанных микрофонов. Здесь представлены бочка, малый барабан и обработанные гейтами том-томы.

Room raw
Я установил микрофон комнаты, не особо задумываясь о его точном местоположении. Поэтому, неудивительно, что он поднял много помех от других источников. Надо сказать, что этот микрофон следовало бы поместить подальше от певца Ника Осборна. Хотя, так или иначе, я не особый поклонник использования микрофонов комнаты.

Rough drum balance raw
Черновой барабанный микс. Здесь смикшированы все треки без какой-либо эквализации или другой обработки.

Drums processed
Обработанный барабанный микс. Бочка и малый барабан пропущены через гейт, и к ним было применено довольно много эквализации и компрессии. К малому барабану добавлена реверберация. Оверхэды были обработаны HP-фильтром, который удалил помехи, проникшие от басового усилителя (что помогло предотвратить дальнейшие проблемы при микшировании, связанные с противофазой в басах).

Bass raw
Исходный трек бас-гитары. Изначально я хотел записать два трека – сигнал с микрофона и линейный сигнал с усилителя (DI). Но, к сожалению, линейный выход басового усилителя сломался в самом начале записи. Таким образом, я остался только лишь с треком микрофона. В нём присутствовало некоторое количество помех от барабанов, но меня больше беспокоил тот факт, что в басовом треке отсутствовал настоящий бас.

Bass processed
При микшировании я использовал комбинацию компрессии, серьёзной эквализации, «генерации басов» от плагина Waves Renaissance Bass и искажения от плагина SoundToys Decapitator. При помощи этой цепочки я пытался создать более весомый басовый звук.

Guitars raw
При записи, гитара вызвала самую большую головную боль. Здесь я тоже хотел использовать как сигнал с микрофона, так и DI-сигнал. Но возникли проблемы с обоими. Как Вы можете услышать, DI-сигнал (в левом канале), несёт на себе печать тяжелого клиппинга, в то время как микрофонный сигнал (правый канал) имеет заметно скачущий уровень и содержит в себе много утечек от барабанов. Такие скачки произошли из-за ополоумевшего процессора мультиэффектов, который вместо того, чтобы усиливать уровень сигнала, часто понижал его. Стоит сказать, что в попытках избежать помех от барабанов, мне пришлось поставить микрофон практически по центру решётки комбоусилителя. Это был компромисс между меньшим количеством утечек и более резким гитарным звуком.

Guitars processed
Обработанная гитара. Здесь Вы её слышите в том виде, в котором она вошла в микс. Guitar Rig довольно неплохо замаскировал клиппинг на DI-сигнале – по крайней там, где гитара играет искажённым звуком.

Rough mix
Отрывок моего первого чернового микса, в котором Вы слышите скретч-вокал, под который играла группа (между прочим, звучит он на удивление хорошо).

Frustrations
Мой «полуфинальный» микс этой песни (Frustrations Of H). Для него записана новая вокальная дорожка, которая заменила ту, что была записана в школе. Ник пел в микрофон Sennheiser MD509. Я говорю «полуфинальный», потому что, возможно, мы вскоре перепишем гитарную партию.

Звуковые примеры здесь:
http://www.soundonsound.com/sos/jun10/audio/guerrilla/SOS_Guerrilla_audio_files_jun10.zip

Опубликовано в журнале Sound on Sound в июне 2010 года

Перевод подготовил Бережной Вячеслав
www.unisonrecords.org


Загрузка беседы